09.02.2015
Что ждет Поднебесную?

В последние годы стали часто звучат высказывания авторитетных экономистов о том, что экономика Китая замедлилась, что может повлечь за собой рецессию. В этой связи некоторые даже предполагают, что замедление Поднебесной может вызвать проблемы у всех, кто с ней связан торговыми и политическими отношениями.


Эксперты от экономики заявляют, что все прогнозы основаны на серьезных математических вычислениях и что не за горами скорый развал банковской системы Китая. Однако пока этого не произошло. И не факт, что произойдет. Тем не менее, то, что китайская экономика сейчас переживает непростые времена, похоже на правду.


Слабые звенья Китая


По словам профессора российской Высшей Школы Экономики Алексея Маслова, высказанным во время его визита в Алматы, сегодня в Поднебесной наблюдаются три основные тенденции.


Первая – опасность банковского кризиса, обусловленная большим количеством долгов и розданных кредитов. И в этом плане ситуация действительно угрожающая.


Вторая, вытекающая из первой, – новое руководство Китая принялось за реконструкцию страны путем полноформатной реструктуризации экономической модели, которая не проводилась со времен Ден Сяопина.


И, наконец, третья – начиная с прошлого года Китай стал выходить на внешние рынки не просто с инвестициями, охватывая все новые и новые регионы, но с некой модернистской концепцией. То есть стал предлагать пакеты реконструкции государств. Иными словами, вместо привычных приобретений месторождений или строительства заводов он предлагает возрождать под ключ инфраструктуры целого ряда регионов. Причем неважно – строить дороги в Сибири и на Дальнем Востоке России или рыть канал между двумя океанами в Никарагуа. Как тут объективно оценить – означает ли все это начало упадка или, напротив, подъема?


Есть и слабые звенья в такой политике, их тоже три. Во-первых, банковский сектор. Во-вторых, заметное увеличение социальной нестабильности, связанной с огромным разрывом между бедными и богатыми (он едва ли не самый высокий в мире). В-третьих, появилось большое количество разбогатевших людей – в основном секретари горкомов и обкомов партии, у которых накоплено очень много денег, но которым не хватает власти. Эти люди испытывают желание конвертировать деньги во власть, но партийная дисциплина не дает им это сделать. А потому начинается формирование региональных элит. Причем очень мощных. Хотя нужно отметить, что в Китае они были всегда. И им давали жить, потому что они обеспечивали стабильность в своих регионах.


- Сейчас Си Цзиньпин производит восстановление вертикали власти, разгоняя региональные элиты, – говорит эксперт. – Скорее всего, он исходит из опыта распада. Это повлекло целый ряд антиправительственных выступлений на юге Китая. Люди перекрывали дороги, бастовали на заводах, что в этой стране явление очень редкое. А забастовка в Китае – это не просто забастовка. Это огромный социальный протест, который выливается на улицы и крушит все, что попадается на глаза, подавить который очень сложно.


По мнению ученого, впервые за много лет в южных регионах Китая, где сосредоточены основные промышленные, в том числе и экспортные мощности, люди стали требовать смены партийного руководства на местах. Людям нравится то, что Китай идет вперед, что его боятся и уважают. Но они требуют перемен. По разным подсчетам, количество таких выступлений за последние два года увеличилось как минимум на 40-50 процентов. Это говорит о том, что Китай перестал быть абсолютно стабильным. На заводах, где производятся детали, например, для фирмы Apple, люди время от времени требуют повышения зарплаты. Надо сказать, что это они делали всегда. Просто власти все активно скрывают. Зарплаты повышаются лишь тогда, когда информация о протестах появляется в прессе.


Еще недавно зарплата китайского рабочего составляла 50 долларов в месяц. Сейчас – 350 долларов. По китайским меркам, это очень даже неплохо. Потому что кроме денег людям обеспечивают проживание и питание. Тем не менее, в последнее время череда выступлений проходит очень активно.


Мздоимству подвержены даже китайцы


А еще в стране растет коррупция. И это самое главное негативное явление. Причем коррупция в Поднебесной имеет особый характер.


- За довольно долгое время работы в Китае я не встречал иностранцев, которые бы могли рассказать, что пришли к китайскому чиновнику, дали чемодан денег и он им все решил, – говорит Алексей Маслов. – У иностранцев в Китае денег не берут. И это контролируется очень жестко. Но внутренняя коррупция очень прочно базируется на клановом принципе. По сути дела, это структурообразующая часть традиционного китайского бизнеса. Клановая коррупция в конце концов привела к размыванию идеи единого китайского государства. То есть у людей утрачивается интерес к росту Китая, к его развитию, к рывку вперед. Зато появляется интерес к защите собственных капиталов. Долгое время коррупция была на региональном уровне и особо не затрагивала государства в целом. Но недавно Си Цзиньпин решился на очень серьезное признание. На очередном съезде КПК он сказал, что коррупция угрожает не только стабильности в стране, она угрожает самому существованию Китая и Коммунистической партии как таковой. Многие не восприняли это в качестве серьезного предупреждения и потом пожалели об этом.


Нельзя сказать, что правительство не может с этим справиться. За последние два года в Китае арестовали 160 тысяч чиновников разного уровня, замеченных в коррупции. Причем все дела довели до суда. С 80-х годов прошлого века до нынешнего времени в Китае за коррупционные преступления арестовали миллионы чиновников. Но это было не совсем то, что хотел видеть народ. А вот 2013 год и начало 2014-го ознаменовались тем, что, как сказали сами китайцы, сначала им разрешали только бить мух, а сейчас можно бить и тигров. И это довольно точно отражает ситуацию.


Наиболее громкое дело – арест Бо Силая, одного из бывших претендентов на самый высший пост китайского государства, который в одном отдельно взятом городе Чуньцине решил построить свое маленькое государство. Его портреты висели на улицах. Ему поклонялись люди. Он был новым лидером душ молодежи. Люди могли распевать и песни, прославляющие Мао, и при этом призывать к перестройке. Это был народный лидер. Долгое время, до того, как стать мэром города Чуньцин, Бо Силай был министром торговли Китая. Очень активно участвовал в переговорах и с Казахстаном, и с Россией. Словом, был знаковой фигурой. Когда его арестовали, масса людей вышла на улицы в его защиту. Но дело довели до конца. Его деятельность сверху прикрывал член Политбюро Чжоу Юнкан, которого арестовали в марте прошлого года. Причем не за его дела, а за дела его сына, который заключил на имя отца несколько контрактов на сумму от 30 до 40 миллионов долларов. За те же самые дела арестовали и председателя Центрального военного совета Сю Цайхоу.


- По сути дела, Си Цзиньпин решил взять власть в свои руки и расправиться со всеми руководителями кланов и структур, параллельных официальной власти, – продолжил Алексей Маслов – Ведь обвиняются они не в коррупции, а в утрате преданности государству. А в Китае это главное, что должно двигать чиновником. Ситуация стала настолько угрожающей, что флуктуации в экономике Китая стали провоцировать потери импульсов к развитию, что вполне могло привести к остановке роста экономики. Дело не столько в экономических цифрах, сколько в том, что Китай долгое время жил и до сих пор живет именно благодаря демонстрации успехов. Опросы населения в этой стране не всегда объективны. Но, тем не менее, регулярно проводятся и показывают, что людям очень нравится жить в стране, которая побеждает. И эта психология успеха в Китае есть даже у того, кто едет в автобусе, зажатый со всех сторон. Он говорит: «Да, все тут грязно и ужасно, но Китай развивается, нас все боятся, и мы очень довольны». То же самое происходит и на уровне чиновников, изменивших свой тон на международных переговорах, порой переходя на высокомерные указания. Это, по сути, убежденность в собственном успехе. Как только она пропадает, Китай начинает замедляться.


Китайские товары улучшаются и, соответственно, дорожают


По мнению профессора, негативные процессы в китайской экономике связаны прежде всего с перенасыщением внутреннего рынка. Китайские товары подорожали по некоторым видам от 15 до 50 процентов. Это произошло из-за роста заработной платы. Как следствие, их конкурентоспособность на внешних рынках снизилась. Китай сегодня сам размещает заказы производства товаров в Малайзии, Индии, Индонезии, даже во Вьетнаме, то есть в странах, которые могут произвести такой же товар дешевле. Он утратил одну из основных своих конкурентных способностей – возможность производить дешевые качественные товары. Долгое время считалось, что продукция Made in China низкого качества. Сегодня Индонезия, Малайзия, Индия борются за то, чтобы на их товарах был именно этот штамп. По сути, они производят то же самое. Но теперь считается, что Made in China – это более высокий уровень.


Впервые за много лет Китай, который уже долгое время является крупнейшим мировым экспортером, начинает испытывать торговый дефицит. В прошлом году он составил 23 миллиарда долларов. Это не ужасная цифра для китайской экономики, но все же большая. Падение общего оборота на внутреннем рынке составило почти пять процентов. А это для Китая уже серьезно.Ибрагим Беков


Редакция портала China-INC.ru, 09.02.2015 г.
Экономика / 787 / Writer / Теги: си цзиньпин, экономика / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: