08.01.2015
ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В КИТАЕ

В статье рассматриваются процессы, происхо­дящие в материковом Китае (без учета Гонконга и Макао в силу специфики административного ре­жима и процессов социального и экономического развития данных регионов).


Быстрый рост совместных образовательных и исследовательских программ китайских и зару­бежных университетов, увеличение образователь­ных обменов и рост числа иностранных студентов в Китае и китайских студентов за рубежом - это только часть процесса интернационализации ки­тайского образования. Он также включает увели­чение академической мобильности профессорско - преподавательского состава и развитие сети рас­пространения китайского языка за рубежом. На различных этапах развития интернационализация образования становилась инструментом для мо­дернизации страны или адаптации Китая к усло­виям мирового рынка.


К началу эпохи реформ открытости Китай по­дошел, фактически, с полным развалом научного и образовательного сообщества и всей системы под­готовки кадров. Для запуска реформ требовалось восстановить образование и науку Китая, а также вырастить новые кадры в соответствии с требова­ниями времени. В образовательном секторе нача­лись процессы децентрализации и реструктуриза­ции, позволившие более гибко реагировать на конкретные потребности учебных заведений, а также начали вводиться новые специальности с большей ориентацией на потребности экономики.


В период 1978-1992 гг. были сделаны первые шаги в направлении интернационализации китай­ского образования. В этот период основная ставка в развитии образования была сделана на отправку студентов за рубеж. Для формирования необходи­мой прослойки специалистов и ученых правитель­ство Китая в 1978 г. принимает решение ежегодно отправлять на обучение три тысячи чело­век [1]. Само решение об отправке студентов за рубеж знаменовало начало эпохи от­крытости в Китае. Вернувшиеся с обучения китайские студенты и специалисты долж­ны были привезти передовой опыт и технологии и адаптировать их для нужд модернизации страны. Были определены приоритетные направления, по которым осуществлялась отправка студентов. Дэн Сяопин объявил: «От­правленные на обучение должны в основной массе изучать естественные науки» [2]. Среди выехав­ших в США студентов, в период 1979-1984 гг. 78% изучали машиностроение, вычислительную технику, медицину, биологию, математику и фи­зику, 18% - менеджмент, право, общественные науки, 3% - другие предметы [3. P. 11].После 1992 г. ставка была сделана на привлечение ино­странных специалистов и преподавателей, а также на возвращение на родину выехавших за рубеж студентов. В 1993 г. «Основные пункты реформы и развития образования в Китае» обозначили при­оритеты дальнейшего развития образования, в число которых вошли развитие международного сотрудничества в области образования и заимст­вование иностранного опыта в сфере управления образованием.


Принятые в 1995 г. «Временные правила по организации деятельности учреждений высшего образования в сотрудничестве с зарубежными партнерами» и в 1997 г. «Уведомление по усиле­нию менеджмента в области присвоения степеней в рамках организации деятельности учебных заве­дений в сотрудничестве с зарубежными партнера­ми» внесли новые элементы в процесс интерна­ционализации китайского образования. Упор был сделан на импорт зарубежных образовательных услуг и развитие совместных образовательных программ. Данные меры призваны были быстрее адаптировать китайское образование к условиям мирового рынка и процесса глобализации в пред­дверии вступления Китая в ВТО. С момента при­нятия данных постановлений количество совмест­ных образовательных программ в Китае начало расти быстрыми темпами. Если в 1995 г. в китай­ских университетах было только 2 совместных образовательных программы, то к 2004 г. их коли­чество составило 745 [4]. Согласно правилам 1995 г. образовательные услуги иностранными учебными заведениями в Китае должны были пре­доставляться в сотрудничестве с китайскими ву­зами. Иностранные вузы не имели права само­стоятельно осуществлять образовательную дея­тельность в Китае [4].


Вступление Китая в ВТО и активное продви­жение на внешних рынках, осуществляемое в рам­ках стратегии «выхода во вне», открыли новый этап интернационализации китайского образова­ния.


Вступление Китая в ВТО придало новый им­пульс развитию транснациональных образова­тельных программ в Китае, в первую очередь со­вместных программ китайских и зарубежных ву­зов. Кроме того, новая ставка была сделана на экспорт китайского образования, причем не толь­ко как на инструмент расширения китайского влияния путем использования «мягкой силы», но и как на потенциальный источник увеличения дохо­дов китайских вузов.


В настоящее время интернационализация ки­тайского образования приняла несколько форм: отправка китайских студентов и преподавателей за рубеж; привлечение иностранных преподавателей, профессоров и научных сотрудников; привлечение иностранных студентов в Китай, как за собствен­ный счет, так и через обширную систему грантов; развитие совместных образовательных программ с зарубежными вузами, система двойных дипломов, модульное обучение за рубежом; внедрение ино­странных учебников и двуязычных программ в образовательный процесс; открытие зарубежных языковых центров (и на их базе осуществление более обширных образовательных программ).


В 2011 г. количество китайских студентов, обучавшихся за рубежом, составляло 334 тыс. че­ловек, а всего за период 1978-2011 гг. за рубеж на обучение выехало 2,24 млн китайских граждан [5]. В настоящее время Китай является лидером в ми­ре по количеству студентов, обучающихся за ру­бежом. За период с 1978 по 2011 г. из КНР выеха­ло 1,39 млн студентов, в Китай вернулось только 390 тыс. По гослинии было отправлено 12,956 чел., из них 2,496 в бакалавриат, 3,459 - в магист­ратуру, 139 - в аспирантуру, 6,863 чел. - по дру­гим программам. С 2003 г. ежегодно 300 студен­тов из КНР, обучающиеся за границей за свой счет и показывающие лучшие результаты, награжда­ются единоразовой стипендией в размере 5 тыс. долл. США. С 1999 г. в Китае ежегодно начал проводиться Китайский международный образо­вательный выставочный тур. В нем постоянно принимают участие представители более 20 стран мира. Его особенностью является то, что он от­крывает доступ к информации и позволяет позна­комиться с гражданами КНР направлениями и воз­можностями обучения за рубежом не только в Пе­кине, но и в других городах Китая. С каждым го­дом количество китайских студентов, выезжаю­щих за рубеж для получения образования, возрас­тает на 13% [3. P. 8]. Относительно некоторых го­родов и регионов Китая - а именно Пекина, Шан­хая, провинций Гуандун, Ляонин и Сычуань - эта цифра еще больше и составляет ежегодно 20% [6. P. 24].


Однако, несмотря на столь значительный рост количества выезжающих на обучение студентов, Китай продолжает активно развивать эту сферу. В 2007 г. правительство Китая принимает решение дополнительно ежегодно направлять за рубеж на стажировку за государственный счет 5000 аспи­рантов [7].


По результатам соцопроса, проведенного сре­ди китайских студентов и учеников старших клас­сов школ Институтом исследований международ­ного образования (EIC Group) в 2011 г., самыми популярными странами для получения образова­ния стали Америка (так считают 32% опрошен­ных), Австралия и Новая Зеландия (29%), Велико­британия (20%), Канада, Франция, Сингапур, Гер­мания, Голландия и Корея.


За границу выезжают бакалавры - 57% (от общего числа выезжающих студентов), учащиеся старших классов школ - 22%, студенты - 7%, ас­пиранты - 5%, учащиеся начальных классов - 1%, др. - 8% [8]. Самые популярные специальности, выбираемые китайскими студентами в загранич­ных вузах: управление, в том числе EMBA, MBA (15,9% от общего количества); искусства (14,4%); психология (13,6%); медиа (10,1%); экономика и финансы (7,4%); юриспруденция (6,6%). Самые популярные вузы: Гарвард, США (12% от общего количества опрошенных); Кембридж, Великобри­тания (11%); Токийский университет, Япония (6,9%); Стэнфордский университет, США (6,8%); Оксфорд, Великобритания (6,2%); Венский уни­верситет (5,6%); Университет г. Хайдельберг, Германия (5,4%); 6-й университет Парижа, Фран­ция (5,2%); Массачусетский технологический ин­ститут, США (4,9%); Римский университет, Ита­лия (4,7%) [8]


В то же время Китай проводит и активную по­литику по привлечению иностранных студентов. Экономические успехи Китая усиливают интерес к Китаю и китайскому языку и увеличивают поток иностранных студентов в страну. Число иностран­ных студентов в Китае растет ежегодно. По ито­гам 2011 г. количество иностранных студентов обучающихся в Китае, превысило 290 тыс. чело­век и составило на 10% больше, чем в 2010 г. [9]. Китайское правительство надеется довести чис­ленность иностранных студентов в Китае до 500 тыс. человек к 2020 г. [10]. В большинстве своем это студенты из Кореи, США и Японии. Ино­странные студенты проходят обучение в 592 ву­зах, находящихся на территории КНР. 13,516 чел. получают гос. стипендию, предоставляемую пра­вительством КНР. 209,983 чел. обучаются за свой счет. Китайское правительство выделило 500 млн юаней на обеспечение иностранных студентов, приезжающих учиться в КНР.


Наряду с ростом численности иностранных студентов в Китае меняются и предпочтения в об­разовательных программах. Если в 1980-1990-е гг. основная масса иностранных студентов в Китае изучала китайский язык, то в настоящее время ве­лика доля тех, кто получает бакалаврские и маги­стерские степени. По итогам 2010 г. 40% ино­странных студентов получали бакалаврскую или магистерскую степени, а 60% обучались по про­граммам и курсам, не предусматривающим при­своение степеней [10]. В планах китайского пра­вительства значительно увеличение доли ино­странных студентов, получающих высшее образо­вание в Китае. Основная масса иностранных сту­дентов в Китае в настоящее время представлена выходцами из стран Азии, они составляют около 68% иностранных студентов в Китае [10]. Быст­рыми темпами растет количество африканских студентов в Китае, за последние пять лет их чис­ленность удвоилась. Количество иностранных студентов, обучающихся за счет грантов китай­ского правительства, составляет 5-6% от общего количества, таким образом, основная масса обу­чающихся приезжает в Китай за собственный счет. В 2010 г. из 265 тыс. иностранных студентов, обу­чавшихся в Китае, только 22 тыс. человек (менее 10%) были стипендиатами китайских грантов [10].


Китайское правительство активно проводит политику по привлечению зарубежных ученых и преподавателей в Китай. В 1998 г. правительство увеличило финансирование вузов, эти средства были выделены на привлечение зарубежных спе­циалистов и китайских студентов. Правительство Китая выделило девяти ведущим университетам более 200 миллионов юаней для найма зарубеж­ных специалистов [11]. Как сказал обозреватель Нью-Йорк Таймс Д. Фрэнч, «модель проста: на­нять ведущих зарубежных специалистов, помес­тить их в хорошо оборудованные лаборатории, окружить их талантливыми учениками и дать им значительную свободу» [12]. С начала 2000-х гг. в китайских вузах происходили значительные изме­нения в образовательных программах. Началось повсеместное внедрение иностранных, в первую очередь англоязычных, учебников в образователь­ный процесс.


Значительными являются спектр и формы транснациональных образовательных программ в вузах Китая. Формы данных программ включают: совместные программы, программы двойных ди­пломов, франшизы зарубежных программ, он-лайн обучение и дистанционные образовательные про­граммы. Распространенными являются схемы «2+2», «3+1», «1+3», которые предполагают обуче­ние китайских студентов в течение одного - трех лет в Китае и от года до трех лет за рубежом. Ос­новная доля совместных программ приходится на бакалавриат и аспирантуру, доля совместных док­торских программ в общем количестве очень мала.


Китай заинтересован в развитии совместных программ и импорте зарубежных программ не только в технической сфере, но и по таким специ­альностям, которые китайские учебные заведения не в состоянии преподавать самостоятельно в силу нехватки соответствующих компетенций (в пер­вую очередь по МБА и международным финан­сам). Одной из первых совместных образователь­ных программ, введенных в Китае, была программа МБА Тяньцзиньского колледжа экономики и финан­сов, осуществлённая совместно с Университетом г. Оклахомы в 1988 г. с правом присвоения степени МБА Университета г. Оклахомы. В настоящее время китайское правительство активно привлекает ком­пании к процессу реализации и финансирования со­вместных образовательных программ. Правительст­во в такой схеме чаще всего предоставляет техниче­скую базу (корпуса, техническое оснащение), а ком­пании - финансовые средства на осуществление программ и стипендии студентам.


Для иностранных студентов существует два вида стипендий (грантов): полный и частичный. Ино­странные студенты, получающие материальную поддержку правительства КНР, освобождаются от оплаты обучения, страховки, регистрации в вузе, также им предоставляются бесплатные общежития и начисляются деньги на расходы. Для бакалавров эта сумма составляет 1400 юаней, для магистров - 1700 юаней, для аспирантов - 2000 юаней. Новопри­бывшие студенты также получают 1000 юаней (приехавшие на 1 семестр) или 1500 юаней (прие­хавшие на 2 семестра и более) на обустройство.


Программы материальной поддержки студен­там-иностранцам, проводимые Государственным Советом по стипендиям для студентов- иностранцев: стипендия правительства КНР, двух видов - национальная стипендия правительства КНР и специальная стипендия правительства КНР. Национальная стипендия выплачивается студен­там из стран, подписавших договоры с КНР об образовательных обменах студентами. Специаль­ная стипендия - новейший проект правительства КНР, который начал работать в 2008 г. Этот про­ект включает в себя проекты, связанные с аспи­рантами вузов, независимыми абитуриентами из 9 пограничных провинций, автономных районов; стипендии, назначаемые местными правящими органами, например Пекина, Шанхая, Тяньцзиня, Юньнани и др. провинций. Иностранные студенты могут претендовать и на такую стипендию - сти­пендия вуза назначается непосредственно вузом в соответствии с ситуацией; стипендии предпри­ятий, например стипендии компании «Хуавэй», Государственного банка развития и др. крупных китайских компаний; стипендии, предоставляемые иностранными правительствами. Например, пра­вительства Вьетнама, Таиланда, Сингапура, Паки­стана и других государств начисляют стипендии студентам, приезжающим в КНР на учебу.


Введение английского языка и англоязычных учебников в китайский образовательный процесс отражает глобальные тренды. Необходимость со­ответствовать мировым стандартам требует изу­чения передовой мировой практики, которая не всегда бывает доступна на китайском языке. Харак­терно, что данные процессы в первую очередь имеют место в естественнонаучных областях и экономике. Китайские вузы активно перенимают передовые зарубежные методические разработки. В 2002 г. ведущие китайские университеты приобре­ли и ввели в образовательный процесс значитель­ную часть учебников, используемых в таких веду­щих зарубежных вузах, как Гарвард, Стэнфорд и Массачусетский технологический институт.


Открытие филиалов иностранных вузов в Ки­тае фактически запрещено. В настоящее время в Китае действует только два вуза, открытых совме­стно зарубежными и китайскими учебными заве­дениями. В 2004 г. Университет Ноттингхема со­вместно с «Образовательной группой Ваньли» (пров. Чжецзян) открыл филиал Университета Ноттингхема в г. Нинбо. В 2006 г. на базе Сиань- ского транспортного университета был открыт совместный с Университетом Ливерпуля между­народный университет. В 2010 г. Министерство образования КНР одобрило открытие филиала Университета Нью-Йорка в Китае, кроме того, Университету Ноттингхема было предложено от­крыть второй филиал в Китае в г. Шанхай. Таким образом, происходит постепенное снятие запрета на открытие филиалов зарубежных вузов в Китае. Постепенность данного процесса соответствует общей логике поступательности реформ и прове­дению экспериментов перед внедрением в широ­кую практику. Учитывая происходящие процессы, можно сказать что Китай проводит подготовку к более широкому введению филиальной сети зару­бежных вузов в Китае и более тесной интеграции в международную образовательную сеть.


Открытие зарубежных языковых центров так­же является одним из важных элементов интерна­ционализации китайского образования. Создание в 1987 г. Национальной канцелярии по распростра­нению китайского языка (Hanban) и открытие на­чиная с 2004 г. сети Институтов Конфуция за ру­бежом способствовали росту интереса к китай­скому языку, китайской культуре и как результат увеличению количества иностранных студентов в Китае. К концу 2011 г. за рубежом было открыто 353 Института Конфуция и 473 класса Конфуция [13]. Открытые институты Конфуция связывают между собой разные страны и университеты, пре­доставляя студентам возможности зарубежных стажировок, не только языковых, но и с сентября 2012 г. научных, для написания докторских и кан­дидатских диссертаций.


Первый институт Конфуция был открыт 21 ноября 2004 г. в столице Республики Корея Сеуле. По состоянию на конец 2010 г. в мире дей­ствовало 322 института и 369 классов Конфуция в 96 странах и регионах мира, число зарегистриро­ванных слушателей составило 360 тыс. чел. [14]. По оценкам Ханьбань, в мире более 40 млн чело­век учат китайский язык. По оценкам Мини­стерства образования КНР, к 2010 г. число изу­чающих китайский язык иностранцев должно бы­ло возрасти до 100 миллионов. До 2020 г. Хань- бань планирует довести число институтов Конфу­ция до 1000 [15].


Следует признать неравномерность процесса интернационализации высшего образования в Ки­тае. Наряду с несколькими десятками крупных университетов, получающих хорошее финансиро­вание и участвующих в процессах интернациона­лизации, в Китае существует масса университетов, выпадающих из этого процесса. Как правило, низ­кий уровень образования по сравнению с ведущи­ми мировыми образовательными центрами не спо­собствует притоку иностранных студентов, а не­хватка средств не дает возможности привлечь иностранных специалистов или ввести в образова­тельный процесс иностранные учебники. Процес­сы глобализации, несомненно, несут и негативные моменты для китайского высшего образования и его интернационализации. Основной проблемой процесса интернационализации является «утечка мозгов». Процент возвращающихся с обучения из- за рубежа студентов и стажеров составляет в на­стоящее время не более 40%. Кроме того, важна и качественная сторона возвращающихся специали­стов. Как правило, на родину возвращаются те, кто не смог найти работу и устроиться за рубе­жом, соответственно, лучшие и наиболее талант­ливые кадры остаются за границей.


Другой проблемой является качество китай­ского высшего образования. Коммерциализация китайского высшего образования привела к выходу на первое место вопросов эффективности функ­ционирования учебных заведений, а не качества образования. Даже образовательные модули, ори­ентированные на иностранных студентов, не всегда предоставляют необходимое качество образования. В настоящее время китайские вузы объективно проигрывают в конкуренции с зарубежными вуза­ми за привлечение иностранных студентов.


Кроме того, несмотря на большое количество совместных программ с зарубежными вузами, присутствие ведущих мировых образовательных брендов в Китае оставляет желать лучшего. Лишь малая доля совместных программ приходится на передовые зарубежные вузы, большая часть про­грамм осуществляется совместно с второстепен­ными образовательными учреждениями. Россий­ско-китайское образовательное сотрудничество развивается крайне активно, вузы России имеют наибольшее количество договоров о сотрудниче­стве именно с Китаем (хотя из них исполняются меньше %). В России обучаются 14-15 тыс. китай­ских студентов, страны обменялись тремя центра­ми изучения русского и китайского языков соот­ветственно. 2009 г. объявлен Годом русского язы­ка в Китае, 2010-й - Годом китайского языка в России.


Интерес к китайскому языку в России очень велик, сегодня более чем в ста вузах России в раз­ной степени преподается китайский язык. Вместе с этим количество традиционных центров подго­товки китаистов и профессиональных специали­стов по Китаю не увеличилось, в российских ве­домствах и компаниях катастрофически не хватает профессиональных специалистов по Китаю. Изуче­ние Китая подменяется преподаванием китайского языка порою на крайне низком уровне. Вместе с этим в более чем 40 вузах КНР созданы Центры стратегического изучения России, финансируемые государством или самими вузами и разрабатываю­щие конкретнее темы российской тематики.
При этом интерес к русскому языку в КНР не велик, русский язык изучается в 9 вузах КНР. Су­ществует определенный дисбаланс в академиче­ской мобильности. Китайские студенты (до 90%) приезжают в Россию на полный срок обучения и набираются не через китайские университеты, а через специализированные агентства. Подавляю­щее большинство российских студентов (пример­но 85%) выезжают на языковую стажировку (до года) через прямые связи российских университе­тов. Подавляющее большинство российских сту­дентов обучаются на языковых курсах, при этом китайская сторона создает ряд ограничений для обучения на основных специальностях, в то время как китайские студенты в большинстве случаев после обучения русскому языку обучаются на специальности.


Подавляющее большинство китайских студен­тов приезжают в Россию за свой счет. Наибольшее число студентов из КНР обучаются в Москве, С.-Петербурге, Владивостоке, Воронеже, Пяти­горске - эти города принимают на себя более 85 % китайских студентов. Вторая половина 1990-х гг. стала для России периодом массового наплыва китайских граждан на территорию страны. Значи­тельная часть приезжавших китайцев имела учеб­ную визу и числилась в университетах, однако действительно проходила обучение только незна­чительная часть, остальные въехав в Россию, как правило, торговали на рынках либо занимались другой коммерческой деятельностью. В этот же период в России появилась масса китайцев - преподавателей китайского языка, не имевших должного образования и не владевших методика­ми преподавания. Это было время стихийного формирования новых школ изучения китайского языка на территории России без наличия соответ­ствующих кадров и методик. Отсутствие грантов на обучение в Китае не способствовало формиро­ванию кадровой базы. Китайских студентов, пре­бывающих в РФ, в целом отличает невысокий культурный уровень, крайне низкий уровень базо­вого образования, а также трудности с освоением нового материала и русского языка. Опросы пока­зали, что многие студенты рассматривают пребы­вание в российских вузах как способ заняться биз­несом и другими личными делами или способ лег­кого получения диплома. Китайские студенты уз­нают о возможностях обучения в России в основ­ном из рассказов своих знакомых, в то время как образовательные выставки показывают свою крайне низкую эффективность.


Студенты с высоким уровнем доходов, высо­ким базовым образованием в основном направля­ются в другие страны, считающиеся более пре­стижными. При обучении в Сев. Америке, Европе и Австралии более 60% китайских студентов по­лучают грантовую поддержку в различной форме. С 2008 г. образовательная политика КНР в отно­шении России заметно изменилась, государство взяло под контроль основные линии образова­тельного сотрудничества, прежде всего с тем, что­бы через российскую образовательную среду по­лучить рычаги значительно большего влияния на Россию в целом. Это отразилось в нескольких важных моментах. Образовательная политика Ки­тая по отношению к России является частью гло­бальной политики гуманитарного продвижения КНР в Россию и формирования позитивного имиджа Китая. В 2008 г. открыто несколько круп­нейших китайских русскоязычных порталов с об­щим штатом более 500 чел., ведется постоянная интернет он-лайн трансляция на русском языке. В октябре 2009 г. в одностороннем порядке открыл­ся крупнейший в мире русскоязычный китайский телевизионный канал, транслирующий на Россию и страны СНГ, где предполагается мощная обра­зовательная составляющая.


В качестве учебно-образовательных фильмов в Китае переведены на русский язык документаль­ные фильмы, посвященные конфликтным ситуа­циям между Россией и Китаем (КВЖД, «100 лет войны России и Китая»), а также предлагающие свой взгляд на мировую историю. Наиболее мас­сированное образовательное воздействие на Рос­сию со стороны КНР, в том числе продвижение своих взглядов и подходов в области российско- китайских отношений, начинается с 2010 г. На территории России массированно создается сеть Институтов Конфуция (ИК), чьими целями явля­ется «пропаганда китайского языка, китайских национальных ценностей». Система ИК развора­чивается на базе российских вузов чаще всего в обход российских ведомств управления образова­нием, при этом, как показали обследования, про­веденные в 2008-09 гг. ЦСИК, подавляющее боль­шинство российских вузов не представляют целей и задач ИК и не в курсе тех программ, которые в них преподаются. Сегодня Россия занимает первое место в Европе и одно из первых мест в мире по числу ИК. В целом китайская сторона активно создает прокитайское лобби в российском образо­вательном сообществе, чаще всего из числа лю­дей, малознакомых с китайской спецификой. Для этого используются многочисленные визиты в КНР и прием за китайский счет, заключение мало­значимых договоров о сотрудничестве, «образова­тельный туризм» и т.д.


Формы и приоритеты сотрудничества Китая с Россией очевидным образом определяются руко­водством КНР, именно поэтому китайские уни­верситеты одновременно выходят на российский образовательный рынок с аналогичными предло­жениями. Особую активность на российском рын­ке проявляют университеты Северо-восточных районов Китая (Харбинский. Даляньский, Шэнь- янский), Пекинский университет иностранных языков, Чаньчуньский педагогический универси­тет, Шаньдунский университет и ряд других. С 2008 г. ряд китайских университетов практиче­ски одновременно выступили с инициативой раз­вивать связи с российскими вузами в области со­циологии и социологических обследований, при­чем в одностороннем порядке. Китайскую сторону интересуют обследования в Южном федеральном округе, Приморском крае, ряде крупных промыш­ленных городов России.


Таким же образом, с начала 2008 г. ряд китай­ских университетов предложил российским вузам создание совместных программ по российско- китайским отношениям, при этом беря на себя преподавание специализированных курсов по этим вопросам. Сегодня также наметилось созда­ние альтернативных подходов в области китаеве­дения, китайская сторона стремится к тому, чтобы основные сведения о российско-китайских отно­шениях, о территориальных вопросах российские студенты получали от китайской стороны. Важно отметить, что как в школьных, так и в универси­тетских учебниках истории по-прежнему присут­ствует тезис о «неравноправных договорах» и тер­риториальных потерях Китая в российско- китайской границе. КНР является единственной страной, которая ведет столь агрессивную образо­вательную политику в отношении России, и сего­дня российское образовательное сообщество ока­залось неготовым повернуть эти процессы в вы­годное для себя русло.


ЛИТЕРАТУРА


1. Wang H., Zweig D. China's Diaspora and Returnees: Im­pact on China's globalization process [Electronic resource] // All Academic. - URL: http://www.allacademic.com//meta/p _mla apa_research_citation/3/1/3/9/1/ pages313910 / p313910-1.php (access date: 13.05.2009).
2. Gou Jing. Luelun Deng Xiaoping de qiaozhi yinjin sixiang (Обобщая мысли Дэн Сяопина относительно привлечения умов хуацяо) [Электронный ресурс] // Qiaowu gongzuo yanjiu. 2004. №5. URL: http://qwgzyj.gqb.gov.cn/yjytt/120/469.shtml (дата обращени: 19.04.2009).
3. He Li. Returned students and political change in China // Asian Perspective. 2006. №2.
4. Transnational Higher Education in Asia and the Pacific Region/ Ed. by F. Huang. Hiroshima: Hiroshima University. 2006. 186 p.
5. http://www.moe.gov.cn/publicfiles/business/htmlfiles/ moe/ s5987/201202/130328.html
6. Shishe «zouchuqu» zhanlui de jige wenti (Несколько во­просов по реализации стратегии «Идти во вне») // Guoji gong- cheng yu laowu. 2005. № 6.
7. Wo guo jihua meinian gongpai wuqian ming yanjusheng chuguo luexue (Государство планирует ежегодно направлять 5000 аспирантов за рубеж на стажировку за государственный счет) // Beijing ribao. 2007. 26 Jan.
8. Key China Education Statistics for international educa­tors. - URL. http://partners.eic.org.cn/images/ PDF/ eicstatre- port2.pdf
9. http: // www.chinanews.com/edu/2012/02-28/3702989. shtml
10. Over 260,000 International Students Studying in China in 2010 Over 260,000 International Students Studying in China in 2010. - URL. http://www.csc.edu.cn/Laihua/newsdetailen.aspx? cid= 122&id=902
11. Zweig D., Rosen S. How China Trained a New Generation Abroad [Electronic resource] // UN Public Administration Net­work. 22.05.2003. - URL: http://unpan1.un.org/intradoc/groups/ public/documents/APCITY/UNPAN022360.pdf (access date: 18.04.2007).
12. French H. W. China Luring Foreign Scholars to Make Its Universities Great // New York Times. 2005. October 28.
13. http://www.hanban.edu.cn/hb/ node_ 7446.htm
14. Лю Яньдун. Совместная работа для устойчивого раз­вития институтов Конфуция: Программная речь на V съезде Институтов Конфуция // Институт Конфуция (русско-кит. версия). 2011. №1 (янв.).
15. Confucius Institute: promoting language, culture and friendliness http://news.xinhuanet.com/english/2006-10/02/content5521722.htm


И.А. Шведова; Вестник Томского государственного университета


Редакция портала China-INC.ru, 08.01.2015 г.
Общество / 1313 / DSlavel / Теги: общество / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: