25.04.2016
ИСЛАМ В КИТАЕ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР

Первый этап истории ислама в Китае связан с легендарной историей путешествия одного из сподвижников пророка Мухаммада – Абу Ваккаса – в Китай около 650 года во времена правления третьего «праведного халифа» Усмана. Во времена правления Умаййадов и Аббасидов в Китай по морскому пути, проложенному арабскими торговцами, прибыло шесть миссий, в крупнейших портовых городах возникли мусульманские общины, состоящие из арабских и персидских купцов.


Ислам в Китай был внедрен монгольскими завоевателями. Считается, что наибольший вклад в распространение ислама внес потомок Чингисхана, правитель северо-запада Китая – Ананда. В конце XIII века он обратил в эту религию тысячи монголов и часть населения подвластной ему области – тангутов и китайцев.


Во времена правления династии Юань «мусульманский» язык фарси был одним из государственных языков вместе с монгольским и китайским. После падения власти монголов и воцарения династии Мин (1368-1644) сэмужени были полностью китаизированы в языковом отношении. Они составили основу народа хуэйхуэй. (потомки смешанных браков арабов и иранцев с китаянками). Иногда в наше время встречается термин хуэйцзяо. В новое время чаще используется термин мусылинь и исыланьцзяо, что является фонетической транскрипцией арабских слов. Китайский бином цинчжэн может иметь перевод - «чистота и истинность».


В качестве примера культурного синкретизма китайских мусульман можно привести факты смены имен. Многие мусульмане, женившись на китаянках, обычно брали имена своих жен. Другие брали китайские фамилии, например Мо, Мэй, Му – если их звали Мухаммад, Мустафа и Масуд. Те же, которые не могли найти китайские фамилии, схожие с собственными именами, выбирали китайские фамилии, в которых первый слог был такой же, как в имени – Ха для Хасана, Ху для Хусейна или Сэй для Саида и т.д.


Китайские мусульмане, утратив собственные языки (фарси, арабский и тд.), потеряли также характерную для классического ислама кухню, одежду и т.п. В Китае на сегодняшний день проживает около 20 миллионов человек исповедующих Ислам, что по сравнению с данными на 1987 выросло на 6 млн., благодаря известной политике в отношении национальных меньшинств. Среди национальных меньшинств в Китае мусульманами являются хуэй, уйгуры, казахи, татары, киргизы, таджики, узбеки, дунсяни (в провинции Ганьсу и Синьцзян), баоани (пров. Ганьсу). Большинство из вышеперечисленных народов живет на северо - западе страны.


Народ хуэй (более 9 млн. верующих) интересен тем, что он живет по всей территории Китая и говорит на том же китайском языке, что и основное население Китая. Этноним хуэй официально относится исключительно к «окитаившимся» мусульманам и их потомками от смешанных браков, которые употребляют китайский язык в качестве родного. В отличие от них, тюркоязычные народности, исповедующие ислам: уйгуры, дунсяни, казахи и др. – сохранили свои собственные языки (казахский, уйгурский и др.), что во многом предопределило тип взаимодействия с китайской цивилизацией.


Некоторые учёные считают, что мусульмане Китая делятся на две основные группы: китайско-говорящие хуэй и тюрки Туркестана, сохранившие собственные языки. Этот факт во многом предопределил разницу темпов в восприятии китайской цивилизации этими народностями и повлиял на форму и содержание ритуальной практики и богословской терминологии.


Прежде чем приступить к практической части работы, следует напомнить о методах перевода иностранных слов на китайский язык. Существуют два принципа – принцип транслитерации или фонетической транскрипции, что при фонетической бедности китайского языка несколько искажает оригинальное звучание слова, и смысловой принцип перевода иностранных слов. Как будет видно из исследования, в переводе исламской терминологии на китайский язык были использованы оба этих принципа.


Молитва в исламе, т.е. салят, по китайский звучит либай или ритуал бай. Если обратится к этимологии иероглифа бай, то мы увидим, что данный термин в древнем Китае обозначал ритуальное поклонение (после совершения жертвоприношения духам предков, Небу). Например, первый правитель чжоуской династии У-ван (11 в. до н.э.) после совершения ритуала у жертвенника в честь своей победы над Шан-Инь, «дважды поклонился (бай) до земли и покинул жертвенник». Есть и другие примеры. Согласно пекинскому словарю древнекитайского языка, термин либай обозначал некую религиозную церемонию, которую упомянул китайский историк Бань Гу (1 в. н.э.).


В контексте поставленной проблемы нам интересен перевод слова закят, одного из пяти столпов ислама. Религиозный налог переведен словами тянькэ, т.е. «небесный налог» или «налог неба». Стоит обратиться к семантике слова «небо» в китайском языке. Небо в древности являлось верховным божеством китайцев со времен династии Чжоу (сер. 11 в. – 221 г. до н.э.), такие понятия, как «небесный мандат», «сын неба» (т.е. государь), связаны с древним культом неба. Считалось, что великое Небо карает недостойных и вознаграждает добродетельных. Таким образом, для китайца, не знакомого с исламом, данное слово приобрело бы иное значение.


Интересен также перевод на китайский слова Коран – главной священной книги мусульман. В слове гуланьцзинь или иногда кэланьцзинь, как видно, преимущественно взята фонетическая сторона слова, ибо смысла арабского смысла „читать” мы здесь не встречаем. Однако в переводе присутствует некая китайская специфика, словом цзин обозначались многие дренекитайские каноны, например, такие известные каноны, как Даодэцзин, И-цзин, Ши-цзин и др. В данном случае мы наблюдаем некий культурный симбиоз, заложенный в таком неординарном переводе.


Не обошлось без китайской специфики и со словом „мечеть”, где китайцы игнорировали как фонетическую передачу слова, так и в некотором роде смысловое значение. Цинчжэньсы можно перевести как „исламский храм”, ибо под словом сы понимается в большинстве случаев именно буддийский храм. Другое культовое строение мусульман – минарет, при переводе на китайский язык также содержит некие намеки на дальневосточную культуру. В китайском варианте он пишется сюаньлита, стоит обратить внимание на последний иероглиф, известно, что слово та также обозначает буддийскую пагоду (фота).


Очевидно, что элементы китайской культуры проникли в исламскую терминологию. Подобного рода культурная диффузия стала возможной благодаря особенностям китайской письменности, передающей во многих случаях не фонетику иностранного слова, а использующей понятия, выработанные в собственной культуре.Источник


Редакция портала China-INC.ru, 25.04.2016 г.
Общество / 670 / Writer / Теги: ислам, религия, общество / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: