13.02.2018
ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ В КИТАЕ

Известно, что коррупция в Китае началась тогда же, когда началось само китайское государство: пять тысяч лет назад. В стране при любой династии, которая опиралась на разветвлённый бюрократический аппарат, возникало множество чиновников, тянущихся к государственным средствам. Конкуренция была высокая — поэтому воровали много и часто. В торговой среде возникло аналогичное явление: чтобы «подмять» под себя весь рынок, занять привилегированные позиции, многие купцы преподносили роскошные подарки высшим чинам. Истоки китайской коррупции лежали в сложившейся организационной системе, когда осуществление и соблюдение законов ложилось на плечи местных властей. В огромной державе, где невозможно было обеспечить жесткий контроль из центра, власть сделала проще: регионы облагались определенными налогами, которые нужно было платить за определенные промежутки времени.


Чиновники мелкого и среднего звена, призванные следить за порядком на местах, были существенно обделены доходом, ведь их поддержка государством была низкой, а официальные зарплаты никогда не соответствовали их запросам. Тогда взяточничество распространилось по всей территории Китайской Империи, а в определенных провинциях законы подстраивались местными чиновниками таким образом, что дача взятки в денежной или любой другой форме порой открывала самый короткий и простой путь для простых жителей в осуществлении их целей. Постепенно коррупционная система пронизала весь Китай. Любой чиновник требовал деньги с младшего по званию — например, со своего помощника. Тот, в свою очередь, обращался к низшему чину, и таким способом эта лестница шла до самого низа.


Власти в столице и крупных городах ничего не могли с этим поделать, ведь концепция была разработана практически безупречно, и очень редко можно было поймать взяточника с поличным. А порой они и сами оказывались в этом замешанными. Так, один европейский путешественник, оставшийся безымянным, так охарактеризовал эту систему: «чиновник, который не дает и не берет взятки, считается здесь идеалистом, недееспособным для своего поста. Это все равно, что плыть против течения». Согласно историческим хроникам, из десяти чиновников только трем удавалось оставаться неподкупными.


Но несмотря на это и борьба с этим злом была настолько же жесткой и даже жестокой (различные виды смертных казней, телесные наказания, наказания позором (потеря лица) и конфискации имущества).


Ещё в те далекие годы два учения предлагали пути решения проблемы:


1. Легизм или учение фацзя (верховенство права, жестокие наказания за его нарушения: уничтожение внешнего проявления коррупции: самих преступлений). Именно благодаря этому учению император Цинь Шихуанди (221-210 гг. до н. э.) создал первую в Китае систему административного контроля и надзора за чиновниками (т. н. «контрольная» или «надзорная власть»): чиновники-инспекторы (с кит. цзяньюйши, впоследствии также юйши и циши), подчиненные напрямую только самому императору). В этой связи известны слова великого реформатора КНР Дэн Сяопина (1904-1997 гг.) о том, что «Мягкой рукой с преступностью не повоюешь и социальные уродства не выведешь», а также слова нынешнего Председателя КНР Си Цзиньпина, объявившего беспощадную войну на уничтожение коррупции в Китае: «Каждый чиновник, одновременно являющийся членом КПК, должен помнить, что все «грязные руки» будут обрублены».


2. Конфуцианство (разум, гуманизм, доверие и остальные добродетели должны править в обществе, а регулировать отношения должен ритуал: профилактика в корне неправомерного поведения должностных лиц («благородных мужей») и исправление виновности лиц путем стыда и совести), благодаря которому при императоре У-ди (140-87 гг. до н. э.) была создана качественно новая система назначения на государственные должности (т. н. «экзаменационная власть»): желающий стать чиновником (в принципе любой подданный китайского императора) должен был сдать специальные государственные экзамены на знание грамоты, истории, культуры, философии (конфуцианства) и т.д. вплоть до составления собственных законопроектов и поэм или стихов.7 Остались известные высказывания Учителя в каноническом труде «Лунь юй» («Суждения и беседы»), касающиеся разложения чиновника:


v Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты его.


v Когда ты на службе у правителя, думай прежде о своем деле, а потом уже о своем жалованье.


v Если служивый муж (ши) думает лишь о спокойствии и удовольствиях, он не достоин так называться.


v Благородному мужу легко служить, но ему трудно угодить. Если, стремясь угодить ему, нарушаешь учение-Дао, он будет недоволен. Он использует людей на службе сообразно их способностям. Мелкому же человеку трудно служить, но легко угодить. Если, стремясь угодить ему, ты нарушишь учение-Дао, он все равно будет доволен. Он использует на службе лишь тех людей, которые способны на любой проступок.


v Когда Жань Ю вернулся из дворца правителя, Учитель спросил его: «Почему так поздно?» Тот ответил: «Занимался государственными делами» Учитель сказал: «Ты занимался частными делами. Если бы дела были государственные, то, хотя я и сам не на службе, все равно узнал бы о них».


Коренное различие между данными учениями заключил ещё сам Конфуций: «Если наставлять народ путем правления, основанного на законе, и поддерживать порядок через наказания, то народ станет избегать наказаний и лишится чувства стыда. Если наставлять народ путем правления, основанного на добродетели, и поддерживать порядок путем использования ритуалов, то у народа появится чувство стыда и он исправится».


В китайской литературе также можно встретить примеры того, насколько коррумпированы были многие китайские чиновники. Взятки и подарки в обмен на то или иное их решение были неотъемлемой частью повседневной жизни. Так, например, знаменитый роман эпохи династии Мин (1368-1644 гг.) «Цветы сливы в золотой вазе», автором которого является некий Ланьлинский насмешник (настоящее имя неизвестно), открыто критикует государственную администрацию, в которой есть место коррупции.


Среди густых народных масс Китая известны были и такие традиционные пословицы, и поговорки о коррупции в среде чиновничества:


v Беда у крестьянина – радость у чиновника.


v Берегись улыбающегося чиновника.


v Бывают столетние крестьяне, не бывает столетних чиновников.


v Какой чиновник не корыстолюбив?


v Когда крестьянин тощает, чиновник жиреет.


v Чиновник не бьет приносящих подарки.


v Чиновник не должен любить деньги, офицер не должен бояться смерти.


Однако были и вполне материальные предложения профилактики и предотвращения коррупции. Так, например, известный экономист эпохи династии Сун (960-1279 гг.) Ван Аньши планировал провести реформы в денежно-кредитных учреждениях Китая, что позволило бы снизить коррупцию и кумовство. Однако предложенные им идеи были отклонены элитой. В результате коррупция продолжала существовать и приобрела еще большие масштабы. Даже суды, не говоря уже о местной элите, были замешаны в коррупционные дела.


Один из сохранившихся юридических актов по борьбе с коррупцией Правовой кодекс династии Цин был введен в 1644 году. В нем были прописаны санкции, применяемые к замеченным в коррупции чиновникам в зависимости от тяжести преступления. При этом во внимание принимался размер полученной взятки, будь то деньги, подарки или прочие подношения. Наказать чиновника могли разными способами: от ударов бамбуковой палкой до смертной казни.


Однако, несмотря на все усилия, китайские «люди подлые» частенько поднимались высоко по ступеням власти. Во времена династии Цин (1644-1911) фаворитом императора Цяньлуна стал евнух Хэ Шэнь. Он торговал должностями и аудиенциями с Сыном Неба, брал взятки по любому поводу. Только после смерти императора в 1799 году высокопоставленный мздоимец был разоблачен и казнен. Конфискованное в казну имущество оказалось дороже всех ценностей императорского двора (!!!). Хэ Шэнь был не единственным сяожэнь («низкий человек») - «откаты» чиновникам при государственных работах, например строительстве дамб и ирригационных каналов, достигали 50–60%. Безудержная коррупция, прогнивший бюрократический аппарат и ослабленное правительство стали главными причинами ослабления династии Цин, ее позорных поражений в Опиумных войнах с Англией и Францией (1840-1842 и 1856-1860), с Японией (1894-1895), других столкновениях с империалистическими державами и, в итоге, падения Цинской Империи в результате Синьхайской революции 1911 года (как многих иных великий династий Китая в прошлом).


В Китайской Республике (1912-1949 г.) была создана Экзаменационная палата, которая ведала не только набором госслужащих, но и их аттестацией, однако фактически все кадровые вопросы оказались в руках Кадровой администрации Исполнительной палаты (правительства). На Тайване такое противоречивое положение сохраняется и по сей день. Демократическая прогрессивная партия Тайваня неоднократно поднимала вопрос об упразднении Экзаменационной палаты, но так и не смогла этого добиться.


Однако, впоследствии и националистический режим Гоминьдана проиграл в борьбе с КПК по тем же причинам массовой коррупции. В период с декабря 1951 года по июнь 1952 года в новой КНР, основанной в 1949 г. пришедшей к власти КПК, была проведена первая борьба с коррупцией, названная «стратегия войны» - программа «три анти-»:


1. анти – коррупция;


2. анти – бюрократизм;


3. анти – расточительство.


Уже тогда коррупционеры приговаривались специально созданными народными судами КНР к смертной казни. Были широко известно дело Лю Циншаня и Чжан Цзышаня – двух видных партийных чиновников. Будучи замешанными в особо крупных хищениях, они были расстреляны. Граждан КНР обязали сообщать о ставших им известных фактах коррупции, чем они (граждане) активно занимались, занимаются сегодня и будут заниматься. Остальной же период истории КНР до начала эпохи «великих перемен», начатых реформами Дэн Сяопина в 1978 г. назывался «Золотым веком» общественного спокойствия. Это было вызвано крайней политической нестабильностью (политическая борьба и репрессии в недрах ЦК КПК, объяснявшиеся продолжением борьбой с коррупцией), активной занятостью населения и власти в авантюрных планах построения коммунизма (период «Большого скачка» в 1958-1960 гг.) и путем периодических революций под формальным предлогом очищения партии от разложения, но уничтожившей систему централизованного управления страной (период «Великой пролетарской культурной революции» 1966-1976 гг.) и бедностью отсталого Китая.


Отказ от «казарменного коммунизма» после смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и проведение политики «реформ и открытости» с 1978 года привели к внедрению правил рыночной экономики, пусть и с «социализмом с китайской спецификой». Дэн Сяопин бросил лозунг «Обогащайтесь!» и его призыву последовали не только трудяги и честные предприниматели, но и «люди подлые», в том числе с партийными билетами. Коррупция на всех этажах партии и государства приняла пугающие масштабы, стала вызывать возмущение в обществе. «Кража государственной собственности, растраты и взяточничество сказываются на материальных и финансовых ресурсах страны. Если мы хотим положить этому конец, мы должны принять быстрые, жесткие и суровые меры». Великий «Архитектор китайских реформ» был потрясен тем фактом, что «появились небывалые воры – «большие тигры», расхитившие до десяти тысяч юаней» (!!!). Также один из руководителей КПК в 1980-е гг. Чэнь Юнь сказал: «Вопрос стиля работы партии – вопрос её жизни и смерти».


Вопрос о законодательном регулировании системы государственной службы в контексте утверждения законности и правопорядка был поставлен после 3-го пленума ЦК КПК 11 созыва (декабрь 1978 года). Уже в 1980 году Дэн Сяопин обрисовал новые принципы, выделив такие моменты, как набор служащих по результатам экзаменов, четкое определение критериев назначения на должность и смещения с должности, периодические аттестации, отвод от должности, ротацию кадров. В 1980-е годы Министерству кадров КНР было поручено разработать новый способ организации государственной службы.


Первый вариант проекта Временного положения о государственных служащих был подготовлен в 1987 году. В 1988—89 годах он широко обсуждался в центре и на местах, результаты обсуждения были одобрены постоянными органами Госсовета и ЦК КПК. В 1988 году началась апробация проекта в некоторых центральных и местных органах. Только в 1988 году более I млн человек приняли участие в экзаменах на штатные должности в правительственных органах различных ступеней. Временное положение о государственных служащих вступило в силу I октября 1993 года. Этому предшествовало несколько лет подготовительной работы, в том числе четыре года заняла экспериментальная проверка эффективности.


Также Дэн Сяопин был инициатором создания в структурах Министерства государственной безопасности (МГБ) и Министерства общественной безопасности (МОБ) мощных специальных системно – аналитических подразделений, которые занимаются долгосрочными прогнозами развития геостратегической и региональной криминогенной ситуации в стране, разрабатывают планы проведения тотальных операций. Существует ещё несколько центральных аналитических организаций (к примеру, Исследовательское бюро при Госсовете КНР).


Однако рост разложения начался и его невозможно было полностью остановить, что повлекло рост общественно-политической нестабильности:


1. В 1985 году студенты на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу протестовали против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сиани и Чэнду. Партийные власти наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках вынуждены были провести кампанию борьбы с "порочным стилем среди кадровых работников». С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров.


2. К весне 1989 года формирование бюрократического капитализма приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и "новой аристократии" из органов власти и партии настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах "культурной революции", о погромах горкомов и райкомов, о "дурацких колпаках" на головах вчера ещё всесильных начальников, о публичных казнях. А в мае 1989 года начались беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодежью в других городах. Трагическая развязка наступила в начале июня. Партии удалось удержать кормило власти, но «работа над ошибками», отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались еще несколько лет.


Результаты же первого периода борьбы с коррупцией были так же реальны, как и сегодня. Журнал КПК «Партийное строительство», подводя итоги борьбы с коррупцией в 1982-1989 гг., подсчитал, что было заведено более полутора миллионов дел, более одного миллиона чиновников понесли наказания.


Дэн Сяопин, бывший лидером второго поколения китайских руководителей, рассматривал борьбу с коррупцией сквозь призму сохранения социальной стабильности в стране. Магистральный путь борьбы с этим злом он видел в скорейшем создании системы законности и правопорядка и в этой связи придавал большое значение деятельности центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД) КПК, считая, что контроль за соблюдением дисциплины членами партии может прекратить практику подкупа должностных лиц.


В политической практике лидера третьего поколения китайских руководителей, Цзян Цзэминя, важное место занимала задача построения «неподкупной администрации». Он настаивал на комплексном подходе к борьбе с коррупцией, т.е. на сочетании карательных мер с воспитательной и образовательной работой. Xy Цзиньтао, лидер четвертого поколения, подобно своим предшественникам, видит в эффективной борьбе с коррупцией важную меру по сохранению политической стабильности в стране. Вместе с тем он усиливает внимание к правотворчеству, разработке теории антикоррупционных мер, в том числе профилактических мероприятий.


Исходя из вышесказанного можно с уверенностью сказать, что практика коррупции и, одновременно, борьбы с ней имеет в Китае очень древнюю историю, что повлекло в современном Китае:


1. Концепции легизма (учения фацзя) и конфуцианства (или неоконфуцианства) после борьбы слились и составляют вместе с трансформированной коммунистической идеологией и современной юриспруденцией теоретический, идеологический и морально-этический каркас, корень, стержень антикоррупционной политики и деятельности в КНР.


2. Сегодня на фоне беспощадной чистки партийно-государственного аппарата от всех видов разложения, проводимой по решению «пятого поколения китайских руководителей с самого момента их избрания во власть по результатам съезда КПК в ноябре 2012 года, используя весь многотысячелетний опыт своих предков, мировой опыт и современные технологии, имеется позитивная тенденция в решении этой проблемы, и вполне возможно, что скоро если не об искоренении взяточничества в КНР, то хотя бы о снижении коррупции до безопасных для общества и государства размеров можно будет говорить с уверенностью.


Жилкибаев Санат Нурболович


Редакция портала China-INC.ru, 13.02.2018 г.
История / 339 / Writer / Теги: история, общество / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: