23.03.2017
КИТАЙ БУДЕТ РЕАЛИЗОВЫВАТЬ ВНЕШНЮЮ ПОЛИТИКУ ЧЕРЕЗ "МЯГКУЮ СИЛУ"

Американская концепция «мягкой силы» была взята в Китае на вооружение в начале XXI века. По мере активного выхода Китая на международную арену власти страны осознали необходимость наращивать собственную «мягкую силу», статус которой в государственной политике с годами неуклонно повышался, а также расширялся инструментарий для её реализации.


В настоящее время политика «мягкой силы» воспринимается китайским руководством в качестве одного из самых эффективных средств осуществления внешнеполитической стратегии. В целях повышения своего международного авторитета реализация политики «мягкой силы» Китая ведётся по следующим основным направлениям (хотя их классификация является весьма условной):


– Интенсивное продвижение за рубежом достижений традиционной и современной китайской культуры. В китайской интерпретации термин «мягкая сила» стал сугубо «культуроцентричным». Способствовать экспорту китайской культуры призваны китайские культурные центры за рубежом. В настоящее время создано 20 подобных центров, а к 2020 году их количество планируется увеличить до 50.


– Распространение и популяризация китайского языка. Большую роль в этом процессе призваны сыграть Институты Конфуция и Классы Конфуция, которые создаются при наиболее престижных зарубежных вузах. К 2020 году планируется довести число этих институтов до 1000 против 690 в настоящее время.


– Расширение контактов в сфере образования. Количество обучающихся в Китае иностранных студентов приближается к 400 тыс. человек (подавляющее большинство изучают китайский язык), причём ежегодно предлагается около 20 тыс. стипендий. К 2020 г. Китай должен привлечь для обучения в своих вузах не менее 500 тыс. человек. Хотя уже сейчас КНР добилась статуса одной из самых популярных стран для получения образования.


– Развитие китайских СМИ для зарубежной аудитории. Для распространения китайской внешнеполитической пропаганды за рубежом особое внимание стало уделяться усилению влияния в иностранном медийном пространстве. Количество зарубежных корпунктов агентства «Синьхуа» возросло до 180. Международное радио Китая ведёт радиовещание на 70 языках мира.


С 2000 года работает китайский новостной круглосуточный телеканал для международной аудитории на английском языке, который смотрят почти 85 млн человек в более чем 100 странах мира. Затраты на его создание и продвижение превысили 9 млрд дол. Ряд ведущих китайских печатных изданий: официальная газета ЦК КПК «Жэньминь жибао», газета China Daily, газета The Global Times и еженедельник China Newsweek, стали издаваться на английском языке.


Активно расширяется представительство китайских информационных агентств, издательств, газет и журналов, радиостанций и телеканалов в сети интернет, что способствует существенному расширению масштабов распространения и передачи информации, росту аудитории пользователей во всех странах мира.


– Содействие международному развитию. На эти цели в 2013 году было израсходовано 6,4 млрд дол. Помощь предоставляется странам Восточной и Южной Азии, Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока, Центральной Азии в виде грантов (безвозмездная помощь) – порядка 40%, беспроцентных займов сроком на 20 лет – 30%, концессиональных ссуд, предоставляемых с дисконтом для реализации отдельных проектов, – 30%.


В последние годы Китай активно участвует в миротворческой деятельности ООН. С 2003 года китайский контингент был задействован в 24 миротворческих операциях по поддержанию мира в Демократической Республике Конго, Либерии, Гаити, Ливане и Судане, при этом численность китайских миротворцев составила 30 178 человек. Оказывается гуманитарная помощь в сфере здравоохранения: более 15 тыс. врачей были отправлены в более чем 47 африканских стран, оказав помощь примерно 180 млн пациентов. Большое значение для развивающихся стран играет помощь при природных и техногенных катастрофах.


– Торгово-инвестиционное сотрудничество. От успешности именно этой сферы двусторонних отношений зависят перспективы Китая в области «мягкой силы». В настоящее время Китай входит в тройку стран, занимающих ведущие позиции в мире по величине инвестиций в зарубежные экономики. Так, по данным Госсовета КНР, в 2016 году объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 7961 проект в 164 странах составил 170 млрд дол., а к 2020 году, по прогнозам экспертов, сумма накопленных прямых инвестиций КНР за рубеж может вырасти до 2 трлн дол.


Только Африке Си Цзиньпин в 2015 году обещал выделить 60 млрд дол. на реализацию 10 программ. В китайскую инициативу «Экономический пояс Шёлкового пути», который должен связать Дальний Восток, Центральную Азию и Европу, предполагается инвестировать до 15 млрд дол.


– Поддержка многочисленной зарубежной китайской диаспоры (хуацяо). Хуацяо, численность которых составляет более 50 млн человек, сыграли важную роль в экономическом развитии страны. За период 1979-2010 гг. их доля в прямых иностранных инвестициях в экономику КНР составила не менее 60%. Зарубежные китайцы также рассматриваются в качестве проводников культурных ценностей Китая в мире.


– Возрастание роли «мозговых центров» (МЦ) в наращивании «мягкой силы» Китая. Председатель КНР Си Цзиньпин с приходом к власти призвал активнее создавать в стране «мозговые центры» с китайской спецификой, которые должны стать не только источником аналитических материалов для властных структур, но также и инструментом влияния на общественное мнение за пределами Китая. Планируется к 2020 году учредить от 50 до 100 национальных аналитических центров нового типа. По мнению китайских экспертов, за истёкший период 2013 – 2016 годов уже было создано более 200 МЦ.


Таким образом, активная многовекторная политика Китая по повышению эффективности своей «мягкой силы» способствует улучшению восприятия страны за рубежом, что подтверждают результаты проводимых опросов общественного мнения. Например, по данным известного американского Исследовательского центра Пью, в 2015 году 55 % жителей 40 стран мира относились к Китаю положительно, а год назад этот показатель составлял 49%. Причём наиболее позитивно к Китаю относятся в странах Африки – 70% и Латинской Америки – 57%.


В настоящее время на первый план в качестве главного инструмента «мягкой силы» Китая, судя по всему, вышла глобальная китайская транспортно-логистическая инициатива «Один пояс, один путь», которая стала не менее известным китайским брендом, чем институты Конфуция. Для её реализации созданы такие инвестиционные структуры, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с капиталом в 100 млрд дол., Фонд Шёлкового пути с капиталом 40 млрд дол. и Банк Морского Шёлкового пути с капиталом 16 млрд дол.


К участию в инициативе активно подключились крупные города и провинции, министерства и ведомства, академии и институты, «мозговые центры» и университеты Китая. С 2014 года проводятся многочисленные мероприятия: конференции, семинары, круглые столы, на которых активно обсуждаются различные аспекты инициативы «Один пояс, один путь».


Более того, Китай спонсирует организацию различных мероприятий и бизнес-форумов в странах, расположенных по маршруту и проявивших интерес к проекту. На них прорабатываются отдельные элементы инициативы и возможный инструментарий для её реализации. На подобных собраниях китайские эксперты, как правило, пропагандируют достоинства инициативы, позиционируя Китай как миролюбивую страну, ответственно подходящую к вопросам совместного развития.


Ведётся работа со СМИ и политическими партиями. Например, в июле 2014 года прошёл форум сотрудничества СМИ стран «Экономического пояса Шелкового пути». Медийное сотрудничество, по замыслу организаторов форума – китайского партийного медиа-холдинга «Жэньминь жибао» – призвано содействовать взаимопониманию между народами, что в конечном итоге должно привести к укреплению экономических и политических связей.


Осенью 2015 года в Пекине по линии Отдела международных связей ЦК КПК состоялся симпозиум политических партий Азии по вопросам возрождения Шёлкового пути, в котором приняли участие более 400 представителей 60 партий, СМИ, промышленных и деловых кругов почти из 30 стран мира.


В Китае весной 2015 года по инициативе Отдела международных связей ЦК КПК создан «Союз сотрудничества «мозговых центров» в целях повышения уровня аналитической проработки проекта с точки зрения развития взаимовыгодного сотрудничества между Азией, Европой и Африкой, а в марте 2016 года в Пекине начал работу Центр по изучению инициативы «Одни пояс, один путь», руководство которым осуществляет канцелярия Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК), а соучредителями выступили Банк развития Китая, Университет Цинхуа и Фонд Шёлкового пути.


Таким образом, с осени 2013 г., когда председателем КНР Си Цзиньпином была впервые обнародована данная инициатива, ведётся активная информационная кампания по её пропаганде. А поскольку инициатива рассчитана на длительный период, значит сообщения, касающиеся как завершения, так и запуска новых международных проектов в разных странах, очень долго не будут сходить с первых полос мировых новостей. В результате данная инициатива обеспечит в долгосрочной перспективе позитивный для Китая информационный фон.


Таким образом, учитывая долгосрочные стратегические планы Китая по наращиванию роли «мягкой силы» в своей внешней политики, процесс формирования адекватных механизмов её применения пока, видимо, не завершён, а система проецирования «мягкой силы» всё ещё выстраивается. Принимая во внимание огромный количественный потенциал китайских «мозговых центров», несомненно, что и дальше будут появляться новые инструменты для её реализации.


По мере применения их на практике будет обобщаться и критически осмысливаться приобретённый опыт. При этом роль «мягкой силы» во внешней политике КНР будет неуклонно возрастать, гармонично дополняя приёмы традиционной дипломатии в интересах обеспечения геополитических позиций страны в мире.


Ирина Николаевна Комиссина


Редакция портала China-INC.ru, 23.03.2017 г.
Политика / 408 / Writer / Теги: шелковый путь, внешняя политика, культура / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: