06.03.2015
Между коммунизмом и Гоминьданом

В официальной китайской историографии пишется что “в результате упорной борьбы с гниющим остатком феодализма и гоминдановцами, трудящийся народ Внутренней Монголии, под руководством КПК во главе с товарищем Мао Цзе Дуном и товарищем Уланьфу первыми из национальных меньшинств образовали автономный район”.


Между коммунизмом и Гоминьданом


В 1929 году, в период советско-китайского «конфликта на КВЖД», несколько тысяч эмигрантов из России - бурят-монголов (под предводительством Ринчиндоржи) из хошуна Шэнэхэн, расположенного в приграничной Барге, переместились в глубь Внутренней Монголии. «Опасаясь мести со стороны большевиков».В 1945 году Внутренняя (Южная) Монголия осталась в составе Китая. «В который раз обделенные большими державами южные монголы взялись за оружие и идеи своих предков». Началась борьба – китайские коммунисты со своим ставленником Уланьфу с одной стороны, и борцы за независимую Внутреннюю Монголию во главе с Дэ Ваном с другой.


Между коммунизмом и Гоминьданом

Китайские коммунисты долго разыгрывали “монгольскую” карту


Дэ Ван вел переговоры с правительством Гоминдана о самоопределении южных монголов. Со своей стороны, коммунисты разыграли национальную карту с южными монголами, пообещав им предоставить полную автономию на фоне их притеснений со стороны гоминдановцев.


В 1946 году и Шилингольский сейм, где поселились бурятские беженцы, был взят под контроль КПК. Начались «демократические» преобразования. Председатель сейма Цолмон предложил Ринчиндоржи пост главы бурятского хошуна. Тот дал согласие. Но на деле Ринчиндоржи держал связь с гоминдановцами, и планировал свергнуть коммунистов. Когда Долоннор был взят войсками Гоминдана, бурятский хошун во главе с Ринчиндоржи поднял мятеж.


Узнав, что большое количество оружия отбито у гоминдановцев 8-й армии НОАК и хранится в местности Ундур-сумэ, повстанцы напали на склады. Китайские солдаты-охранники были перебиты. Оружие и боеприпасы стали трофеем мятежников. Ринчиндоржи сформировал отряд численностью около пятисот человек и дислоцировался в песчаных барханах неподалеку от Бэйсин-сумэ.


Восстание застало коммунистов врасплох. Оно грозило распространиться на весь Шилингол. В опасности оказался Бэйсин-сумэ - центр «автономии», созданной коммунистами. Руководство автономии бежало. А в Бэйсин-сумэ были переброшены из Суйюаня армейские части под командованием Хао Сю Шаня. Руководство КПК в ноябре 1946 г приняло решение объединить «революционные силы» провинций Чахара и Шилингола для подавления восстания. Кроме армейских частей были мобилизованы «партийные кадры», в частности, в район мятежа направили батальон, сформированный из учащихся партийной школы.


Началась операция по подавлению мятежа. По плану два батальона должны были нанести удар с севера, в то время как с южной стороны бурятский хошун должны были атаковать два полка НОАК. Но почти сразу китайские части, после уничтожения бурятами их авангарда, отступили. Говорят, что Ринчиндоржи имел «русское военное образование», (очевидно, учился в Даурской школе прапорщиков, созданной Г.М.Семеновым во время гражданской войны - ББ). Его отряд был хорошо вооружен, имел достаточно боеприпасов. С тыла повстанцев прикрывал Долоннор, занятый Гоминданом. Подавить восстание представлялось весьма трудным делом.


Лишь 12 июля 1947 года, накопив силы и перегруппировавшись, части НОАК начала наступление с трех сторон. Полки 16-й дивизии НОАК – с севера, соединенная дивизия Цзиляоского военного округа и 5-й пехотный полк – с востока, 11-ая дивизия НОАК – с запада, начали теснить бурятских повстанцев. Укрывшись в песках Шулуун-Хухэ, бурятские отряды разделились. Одна часть - из 300 бойцов, продолжала бои с силами НОАК, другая - из 200 бойцов, охраняя обоз с семьями, отходила в сторону Долоннора.


Самолеты гоминдановцев из Долоннора бомбили наступающие части китайских коммунистов и сбрасывали бурятам продукты и боеприпасы. Мятежные отряды применяли партизанский «метод жаворонка»: днем укрывались в густых зарослях кустарника небольшими группами по 3-5 человек, ночью нападали на части НОАК. В течение месяца китайские солдаты изнемогли в мелких стычках - ночью им не давали отдыхать, днем они не находили противника.


Однажды во время марша 3-й полк 16-й дивизии столкнулся с десятком повстанцев. Попав в окружение, буряты сражались до последнего человека. Значительно превосходящие силы НОАК постепенно сжали кольцо с трех сторон и вытеснили бурят до границы с Долоннором, частью разбив и пленив мятежников. Обоз с детьми, женщинами и стариками попал в засаду, был разграблен, большая часть беженцев попала в плен. Узнав, что гоминдановцы собираются отправить на помощь повстанцам войска, части НОАК приостановили преследование. Ограбленные семьи повстанцев отправили в Шэнэхэн под конвоем 3-го полка 16-й дивизии.


А Ринчиндоржи отправился к Дэ Вану. Тот поставил его командовать гвардейцами личной охраны. С приближением конца Гоминдана, Дэ Ван перебрался в Алашань, где продолжил борьбу. Но НОАК вытеснила его и из Алашаня. Тогда он принял приглашение Чойболсана и перебрался в МНР вместе со своим окружением. Как известно, вскоре, по требованию китайцев, его арестовали и экстрадировали в КНР. Вместе с ним был выданы и казнены Ринчиндоржи и другие патриоты Внутренней Монголии.


Между коммунизмом и Гоминьданом

Князь Дэ Ван Дэмчигдонров (слева) – весьма неоднозначная фигура в истории Монголии


Часть соратников Ринчиндоржи перебралась в Цинхай и Ганьсу, некоторые даже в Тибет. Они смогли вернуться в Шэнэхэн только в 50-х годах. Потом, в годы «культурной революции», им все «припомнили».


Эта страничка истории стала известна в Монголии и России только в последние годы. Бато Борсоев



Редакция портала China-INC.ru, 06.03.2015 г.
История / 1260 / DSlavel / Теги: Мао Цзэдун, история / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: