18.03.2016
ОБИДА НА "СТАРШЕГО БРАТА": КИТАЙСКИЕ ИСТОРИКИ О СОВЕТСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЯХ В КОНЦЕ 50-х.

После 20-го съезда КПСС, состоявшегося в 1956 году, между КПК и КПСС начали возникать разногласия. Эти разногласия были главным образом сосредоточены на двух моментах: отношении к Сталину и озвученном 20-м съездом КПСС тезисе о мирном переходе к социализму "парламентским путём".


Как полагала Коммунистическая партия Китая, проблема Сталина -- это не только проблема одной КПСС, это большая проблема, имеющая отношение к международному коммунистическому движению. Мао Цзэдун указывал:"У критики Сталина две стороны. С одной стороны она действительно полезна, с другой стороны вредна. Разоблачение культа личности Сталина, предание огласке того, что происходило при нём, освободило всех, это освободительное движение. В то же время методы разолачения были неправильные, не был проведён тщательный анализ произошедшего, всё огульно отвергалось, в связи с чем во втором полугодии прошлого года в разных частях света произошли несколько крупных волнений, а затем произошли события в Венгрии и в Польше"(Сноска 1. Бо Ибо, "Вспоминая о некоторых важных решениях и событиях", том 2, Чжунгун данши чубаньшэ, 2008, стр.404).


В ходе неоднократных закрытых встреч основных руководителей КПК с советскими руководителями китайская сторона высказывала отличное от позиции КПСС мнение по вопросу оценки личности Сталина. В апреле 1956 года в беседе с членом Президиума ЦК КПСС Микояном и послом СССР в КНР Юдиным Мао Цзэдун указал, что у Сталина "заслуг больше, чем ошибок", и, что в отношении Сталина "необходима всесторонняя оценка". (Сноска 2. У Лэнси, "Десять лет полемики: воспоминания о китайско-советских отношениях в период с 1956 года до 1966 года", том 1, Чжунъян вэньсянь чубаньшэ, 1999, стр.31). Эта точка зрения КПК была отражена в двух редакционных статьях "Жэньминь жибао":"Об историческом опыте диктатуры пролетариата" и "Ещё раз об историческом опыте диктатуры пролетариата", - подготовленных по итогам обсуждений на расширенном совещании Политбюро ЦК КПК и опубликованных соответственно в апреле и в декабре 1956 года.


В этих статьях был сделан всесторонний анализ и давалась научная оценка сделанному Сталиным, говорилось о том, что у Сталина заслуг больше, чем ошибок, признавалось всеобщее значение Октябрьской революции, социалистический выбор Советского Союза, деликатно, но в то же время ясно критиковалась ошибочная позиция 20-го съезда КПСС. В условиях ставшего результатом 20-го съезда КПСС смятения в международном коммунистическом движении и в социалистических странах, в условиях оголтелых нападок империализма и реакционеров всех стран против СССР, против коммунизма, стремясь к сплочению для отпора врагу и учитывая сложную ситуацию, в которой оказалось руководство КПСС, КПК в тот момент не стала открыто критиковать позицию и методы 20-го съезда КПСС, как не стала предавать огласке разногласия между КПК и КПСС. После 20-го съезда КПСС КПК оказывала поддержку КПСС по многим вопросам.


В конце 50-х - начале 60-х годов 20-го века Советский Союз не уважал суверенитет Китая, в результате чего постоянно возникали ситуации, когда в военных и дипломатических вопросах СССР требовал от Китая подчиняться своим глобальным стратегическим планам "сотрудничества СССР и США как владык мира", что в свою очередь вело ко всё более ожесточённой борьбе между Советским Союзом, стремившимся контролировать Китай, и Китаем, противившимся такому контролю. Для защиты своей независимости, суверенитета и территориальной целостности, для сохранения единства социалистических государств, дорожа китайско-советской дружбой, Китай проводил курс "принципиально следовать стратегии выжидания удобного момента для ответа противной стороне, которая нанесла удар первой, чтобы таким образом обуздать противную сторону (Данный принцип - "выжидать удобный момент для ответа противной стороне, которая нанесла удар первой, чтобы таким образом обуздать противную сторону" (хоу фа чжи жэнь) заимствован из трактата основоположника ханьского конфуцианства Сюньцзы "Рассуждения о войске" - "И бин". - Примечание переводчика) ; вести борьбу, оставляя себе путь к отступлению (Данный принцип - "оставлять себе путь к отступлению" (лю ю юй ди) заимстовован у поэта эпохи Северная Сун Ван Лина. - Примечание переводчика); стремясь к единству, выступать против раскола". В этот период в таких вопросах, как разоружение, ближневосточная проблема и проблема Берлина, и особенно на совещании в Женеве по мирному решению лаосской проблемы, Китай прилагал все усилия для того, чтобы вместе с Советским Союзом сохранить мир в Азии и во всём мире, в то же время не прекращая решительно противодействовать попыткам Советского Союза контролировать Китай.


18 апреля 1958 года министр обороны СССР направил письмо министру обороны КНР в котором шла речь о том, что для управления советскими подлодками, действующими в акватории Тихого океана, Китай и Советский Союз должны совместными усилиями построить на китайской территории радиопередающий центр высокой мощности, функционирующий в длинноволновом диапазоне частот, и специальный радиопринимающий центр дальней связи (сокращённо весь комплекс именовался "станцией длинноволновой связи"), причём, бОльшую часть средств, необходимых для строительства, должна была потратить советская сторона, а меньшую часть - китайская. Изучив вопрос, китайское правительство в ответном письме от 12 июня 1958 года сообщило, что согласно со строительством станции длинноволновой связи, заявив, что все расходы по её сооружению возьмёт на себя китайская сторона, что после ввода станции в строй Китай и Советский Союз смогут эксплуатировать её совместно, но, что права собственности на эту станцию останутся у Китая. В процессе дальнейшего обмена мнениями Советский Союз продолжал настаивать на совместном с Китаем сооружении станции и на совместных с Китаем правах собственности на неё. Поскольку данная проблема затрагивала суверенитет КНР, Китай не пошёл на уступки Советскому Союзу, и соглашение не было подписано.


В процессе спора по вопросу о "совместном сооружении станции длинноволновой связи" Советский Союз предложил Китаю создать объединённую эскадру подводных лодок. В тот период китайское правительство обращалось к советскому правительству с просьбой о предоставлении ВМС КНР новой техники для укрепления военно-морских сил Китая. 21 июля 1958 года в беседе с Мао Цзэдуном и другими китайскими руководителями посол СССР в КНР Юдин передал предложение Хрущёва, которое заключалось в следующем. Поскольку природные условия тихоокеанского побережья СССР не позволяют в полной мере использовать потенциал советских подводных лодок нового типа, а Китай имеет протяжённую береговую линию, Советский Союз намерен начать консультации с Китаем по вопросу создания объединённой эскадры подводных лодок.


Мао Цзэдун и другие китайские руководители отвергли это предложение. Мао Цзэдун по этому поводу заметил, что так же, как и строительство станции длинноволновой связи с совместным использованием капиталовложений, создание объединённой эскадры подводных лодок -- это политический вопрос, затрагивающий суверенитет Китая. Он подчеркнул:"В политическом смысле даже на полпальца нельзя поступаться собственными интересами", "При такой постановке вопроса мы ещё десять тысяч лет помощи не попросим". (Сноска 1. "Собрание сочинений Мао Цзэдуна", том 7, Жэньминь чубаньшэ, 1999, стр.391, 392). Выяснив мнение Мао Цзэдуна, Хрущёв 31 июля 1958 года прибыл в Китай для встречи с ним, но эта встреча завершилась для Хрущёва безрезультатно, и он в конечном счёте согласился с намерением Китая строить станцию самостоятельно, с тем, чтобы Советский Союз предоставил Китаю необходимую помощь, и с тем, чтобы права собственности на станцию остались у Китая.


Предложения Советского Союза по поводу "станции длинноволновой связи" и "объединённой эскадры" обнажили намерение руководства КПСС контролировать Китай в военном и в политическом плане. Требования подобного рода, нарушавшие суверенитет Китая, встретили суровую отповедь Мао Цзэдуна и других руководителей КНР, сделали КПК и китайское правительство политически более бдительными. Вспоминая впоследствии этот исторический период, Мао Цзэдун говорил о том, что 1958 год фактически стал годом, перевернувшим отношения Китая с Советским Союзом, когда СССР стремился в военном плане контролировать КНР, но Китай не позволил ему сделать этого.


В конце 50-х годов между КНР и СССР также имели место принципиальные разногласия по вопросу отношения к США. Соединённые Штаты проводили враждебную политику в отношении Китая. Борьба против американской агрессии и блокады являлась главной задачей внешней политики Китая, руководители же Советского Союза в то время увлеклись стратегией "сотрудничества СССР и США как владык мира". Продолжая прилагать усилия для поддержки Советского Союза в вопросах нормализации международной обстановки, Китай, тем не менее, решительно противился стремлению СССР поставить внутреннюю и внешнюю политику КНР на службу глобальной стратегии Советского Союза.


В августе 1958 года, когда китайское правительство в интересах обеспечения территориальной целостности и единства страны наносило артиллерийские удары по находившимся в непосредственной близости от берегов Китая островам Цзиньмэнь и Мацзу, где засели чанкайшистские войска, США открыто вмешались в ситуацию. В связи с этим Китай избрал тактику борьбы с попытками США, направленными на создание "двух Китаев". Что касается Советского Союза, то он с самого начала боялся быть втянутым в конфликт, и, официально заявив о поддержке китайского правительства, на самом деле был крайне недоволен его позицией, полагая, что Китай сталкивает лбами США и СССР. 30 сентября 1959 года Хрущёв прибыл в Пекин и в своей речи на приёме по случаю годовщины образования КНР отчитал Китай, заявив, что КНР не должна "проверять капиталистическую систему на прочность силой оружия".


2 октября 1959 года в ходе официальной китайско-советской встречи Хрущёв обрушился с грубыми нападками на внутреннюю и внешнюю политику Китая, обвинив Китай в том, артиллерийские обстрелы Цзиньмэнь и Мацзу создали конфронтацию с США. Хрущёв также заявил, что конфликт Китая со вторгшимися в Тибет индийскими войсками во время подавления мятежа в Лхасе нанёс обиду Неру и был выгоден империализму. Хрущёв назвал китайцев авантюристами и националистами, потребовал, чтобы Китай отказался от вооружённого решения тайваньской проблемы и выпустил на свободу американских шпионов. Подобное вмешательство во внутренние дела Китая не могло не вызвать возражение и негативную реакцию китайской стороны.


В марте 1959 года реакционная тибетская верхушка развязала вооружённый мятеж. В апреле части Тибетского военного округа НОАК после подавления мятежа в Лхасе были переброшены на юг для полной ликвидации формирований мятежников. В этот момент индийские войска перешли линию существующего контроля границы, которой являлась "линия МакМагона", и продвинулись вглубь северной части китайского Тибета. В июле произошло первое вооружённое столкновение китайских погранвойск со вторгшимися в Тибет индийскими войсками. Китай несколько раз разъяснял Советскому Союзу истинные обстоятельства этого конфликта и то, как китайская сторона всеми силами стремилась его избежать. Однако Хрущёв, озабоченный сотрудничеством с США и преследовавший собственные интересы в Южной Азии, не обращал внимание на факты, не прислушивался к доводам Китая и не брал в расчёт общие интересы лагеря социализма.


9 сентября 1959 года вышло "Заявление ТАСС", в котором выражалось общее "сожаление" по поводу конфликта на китайско-индийской границе и при этом выгораживалась позиция Индии, а позиция Китая подвергалась осуждению. Это "Заявление ТАСС" было не просто стремлением польстить Индии, а поводом для того, чтобы продемонстрировать странам мира и прежде всего США наличие принципиальных отличий в подходах Китая и Советского Союза к вопросам внешней политики и к международным делам и таким образом открыто заявить всему миру о разногласиях между КНР и СССР. Накануне, в июне 1959 года, Советский Союз в одностороннем порядке расторг подписанное в октябре 1957 года двустороннее китайско-советское соглашение, касавшееся новых оборонных технологий, отказавшись предоставить Китаю некоторые образцы, имевшие отношение к ядерным технологиям, а также технологические материалы, необходимые для производства таких образцов.


Оба этих события, - расторжение китайско-советского соглашения и "Заявление ТАСС", - стали подарком президенту США от Хрущёва, начавшего 15 сентября 1959 года свой визит в США, одновременно с этим советские руководители открыто продемонстрировали, что ради "сотрудничества СССР и США как владык мира" им теперь безразличны интересы социалистических государств и государств, борющихся за демократию, независимость.


Мао Цзэдун очень точно заметил, сказав, что важной причиной того, почему Хрущёв очернил Сталина, является решительная позиция, которую занимал Сталин в борьбе с империализмом. Отличие Хрущёва от Сталина в том, что первый искал расположения империалистов. Защищая свой государственный суверенитет и национальное достоинство, КПК и китайское правительство не поддались давлению со стороны Советского Союза. Дискуссия между КПК и КПСС, ухудшение китайско-советских отношений разворачивались именно на этом фоне.Шитов А.В.


Редакция портала China-INC.ru, 18.03.2016 г.
История / 1207 / Writer / Теги: история, кпк, Мао Цзэдун / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: