02.08.2014
Возобновление японо-китайских контактов и интересы России

Развитие политической ситуация в АТР находится под решающим воздействием системы отношений, складывающейся в стратегической четырёхугольной конфигурации “США-Китай-Япония-Индия” в целом, а также в каждой из её “сторон” и “диагоналей”. Ещё два-три года назад казалось, что основной источник ухудшения ситуации в регионе следует искать в тандеме “США-Китай”. Однако в связи с новыми тенденциями в американской внешней политике, которые отмечаются с начала второго президентского срока Б. Обамы, всё большие подозрения стала вызывать сторона “Китай-Япония” упомянутого четырёхугольника.


Чаще всего в качестве основной причины напряжённости в японо-китайских отношениях упоминается спор на предмет владения пятью островами Сенкаку/Дяоюйдао, расположенных в Восточно-Китайском море. В середине 2012 г. три из них были “выкуплены” правительством Японии у некоего частного владельца, что вызвало резкий протест Китая, фактически прервавшего с этого момента официальные контакты с Японией.


Однако спор вокруг безлюдной территории общей площадью в семь кв. км является скорее одним из признаков плохого диагноза общего состояния двусторонних отношений. Главное заключается в том, что объективный процесс вхождения одного государства из пары “Китай-Япония” в группу ведущих мировых игроков, другим воспринимается в качестве угрозы национальным интересам и безопасности.


Эти взаимные опасения связаны в основном со сложной историей отношений между Китаем и Японией. Поэтому столь остро в Китае воспринимают посещения нынешним премьер-министром Синдзо Абэ храма Ясукуни, где поминаются японские военные, погибшие в войнах последних 150 лет. В том же храме поминаются и руководители Японии периода Второй мировой войны, казнённые по приговору Токийского трибунала.


Казалось бы, в этих условиях особенно необходимо сохранение официальных двусторонних контактов, хотя бы для предотвращения опасных “недоразумений” в ходе почти постоянных взаимных военных демонстраций в районе спорных островов. Однако такие контакты не поддерживались почти два года.


В начале мая с.г. Китай посетила группа японских парламентариев во главе с ветераном правящей Либерально-демократической партии Такэси Нода. Делегация, включавшая двух бывших министров, была принята Юй Чжэншэнем, занимающим четвёртый по значимости пост в иерархии руководства КПК. Сам факт высокого уровня участников первых переговоров после столь длительного перерыва в каких бы то ни было контактах рассматривается обеими сторонами в качестве важного свидетельства о желании восстановить контроль над характером развития японо-китайских отношений.


Однако и после этих первых за два года переговоров сохраняется интрига, связанная с предстоящим очередным саммитом АТЭС, который состоится в ноябре с.г. в Пекине. Поскольку С. Абэ будет участвовать в работе самого авторитетного регионального форума, то ограничится ли его неизбежный контакт с Си Цзиньпином вежливым кивком и фразами “о погоде”, как это происходит последние два года на прочих международных форумах?


Или он будет использован для серьёзных переговоров, что делают все другие лидеры “на полях” подобных мероприятий? Тем более что эти, как бы сопутствующие двусторонние переговоры в нынешних условиях чаще всего имеют существенно большую значимость, чем итоговые форумные заявления, носящие в основном декларативный характер. С целью получения ответов на эти вопросы 24 июня в Пекине прошли “секретные” переговоры между ответственными чиновниками МИД обеих стран.


Почти наверняка китайский руководитель не воспользуется такой возможностью, если 15 августа (то есть на следующий день после объявления императором Японии о капитуляции во Второй мировой войне, сделанного 14 августа 1945 г.) С. Абэ в очередной раз посетит храм Ясукуни, чтобы помянуть погибших тогда японских военнослужащих.


Однако с большой вероятностью можно ожидать, что на этот раз С. Абэ на подобный шаг не пойдёт. О том, что стороны, видимо, настроены воспользоваться случаем, чтобы прозондировать, наконец, позиции друг друга на высшем уровне, свидетельствует факт проведения первой за два года встречи на уровне действующих министров, состоявшейся в Пекине 27 июня с.г.


Какое отношение к России имеют эти японо-китайские игры? Прямое и по ряду причин. Прежде всего потому, что Япония и Китай – две ведущие региональные державы – являются непосредственными соседями РФ. Меньше всего, чего следует желать России, так это оказаться в состоянии выбора между ними в случае перехода нынешних напряжённых японо-китайских отношений в состояние открытого конфликта.


Нередкие обывательские мнения о его выгодности для России являются опасным заблуждением. Ведь не только не удастся “погреть ладони” на костре подобного масштаба, но и весьма вероятно полностью сгореть в нём вместе с непосредственными “поджигателями”. Поэтому России следует только приветствовать возобновление официальных японо-китайских контактов и надеяться, что они получат дальнейшее развитие, в том числе в ходе предстоящего очередного саммита АТЭС.


Во-вторых, в конце прошлого года руководством РФ был обозначен сдвиг российских интересов в российскую часть АТР. Однако серьёзным препятствием на пути сосредоточения усилий в целях решении давно назревшей ключевой задачи страны оказалось неожиданное обострение ситуации на прилегающей территории, ещё 23 года назад входившей в состав единого государства.


Последняя, вместе с 40-миллионным населением, оказалась, согласно “международному праву”, во владении клинических “украинизаторов”. Судя по всему, действовать (реактивным образом и прежде всего в Крыму) приходилось в форсмажорных обстоятельствах.


Как бы то ни было, но теперь есть то, что есть. Тема “юридической чистоты”, оптимальности времени и выбранной стратегии решения крымской проблемы носит уже академический характер. Как, впрочем, это и было всегда после очередной перекройки предыдущей “международно признанной” политико-географической карты.


Не вызывает сомнения одно, нельзя было и далее оставлять в руках бесповоротно свихнувшихся “владельцев” стратегически важную территорию с частью русского народа. Что же касается любителей поупражняться в альтернативной истории и мнить себя стратегами, то у них появился очередной подходящий повод.vДля всех ведущих мировых игроков, к которым несомненно относятся и Китай с Японией (а также США, Россия, Индия, Германия), АТР представляет собой гигантское непаханое поле для самой разнообразной совместной деятельности. Этой деятельности не должен мешать украинский нарыв, так некстати выскочивший на теле глобальной политики.


Источник

Редакция портала China-INC.ru, г.
Политика / 6284 / Wang / Теги: внешняя политика, политика / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: