28.03.2017
ПОКАЗАТЕЛЬНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ КИТАЙСКОГО ПРЕМЬЕРА

В начале марта в Пекине прошло важнейшее политические событие года, так называемые «две сессии» — параллельные заседания ВСНП, китайского парламента, и ВК НПКСК, главного политического совета КНР, куда входят все партии и общественные объединения страны.


Ежегодное собрание «двух сессий» — способ китайских властей сверить часы во всем, что касается основных направлений развития страны.


Заседание 2017 г. особенно важно в преддверии грядущего 19-го съезда КПК. После него будет определен курс страны на следующую пятилетку и станет понятно, кто сменит у руля пятое поколение китайского руководства в 2022 г. Неизменно с конца 1980-х гг. по завершении «двух сессий» премьер-министр КНР выходит для общения с прессой, что является редкой возможностью для иностранных журналистов напрямую задать свои вопросы второму лицу Китая. Выступление китайского премьера традиционно вызывает резонанс, но пресс-конференция Ли в этом году проходила в обстановке такой сильной неопределенности по всем фронтам, что породила невиданное количество заголовков в СМИ.


Как правило, в китайской политической верхушке за развитие экономики страны отвечает премьер-министр Госсовета. Во время сессии ВСНП Ли Кэцян выступил с обширным докладом о работе правительства в 2016 г. и озвучил основные экономические итоги года. Его общение с журналистами началось именно с экономических вопросов. Прессу интересовало состояние финансового сектора и перспективы дальнейшего роста ВВП страны.


Пекину удается достигать заявленных показателей роста ВВП во многом из-за постоянного увеличения внутреннего долга, который сейчас составляет около 282% ВВП.


Одна из наиболее серьезных проблем экономики Китая — возрастание объемов кредитования, за счет которого Пекин разгонял темпы роста ВВП после кризиса 2008 г. По данным Всемирного банка, долговая нагрузка экономики КНР возрастала в среднем на 20% в год в 2009–2015 гг. В итоге Пекину удается достигать заявленных показателей роста ВВП во многом из-за постоянного увеличения внутреннего долга, который сейчас составляет около 282% ВВП.


Роль финансовых вливаний центра в структуре экономического роста страны уже не только беспокоит иностранных наблюдателей, но и вызывает противоречия в правящей верхушке, в частности, даже формирует претензии китайского лидера Си Цзиньпина к своему премьер- министру.


Однако шаги Пекина по работе с финансовым сектором в 2016 г. только повысили закредитованность экономики страны. Премьер говорил о том, как правительство КНР понизило учетную ставку до 4,35%, несколько раз уменьшало обязательный коэффициент резервов для банков (до 17%) и работало над обеспечением денежного предложения в экономике, которое увеличилось на 11,3% в 2016 г. В результате доля плохих долгов, по отчетам госбанков, увеличилась до 5,5%. Также, по данным Всемирного банка, доля так называемых «потенциально рискованных долгов» корпоративного сектора в экономике достигла 15,5%.


Ли говорил и о фондовых рынках, которые обвалились на 30% летом 2015 г. Китайские биржи потеряли около 4,5 трлн долл., что сильно взволновало игроков по всему миру. В качестве ответа на проблемы фондового рынка премьер пообещал укреплять режим финансового регулятора в стране с помощью координированных действий властных институтов.


В отношении перспектив китайского роста премьер был ожидаемо оптимистичен. На заседании ВСНП Ли Кэцян отрапортовал о 6,7% роста ВВП в 2016 г., что полностью вписалось в заданные плановые показатели. На 2017 г. Пекин наметил цель достичь роста в 6,5% «или более, при возможности», в реалистичности чего усомнился журналист агентства Синьхуа.


Однако премьер Ли выразил уверенность, что благодаря следованию курсу реформ экономика страны избежит «жесткого торможения», и покивал сторону «дальновидного руководства» страны во главе с Си Цзиньпином.


Экономические проблемы Китая осложняются еще и кризисом перепроизводства в секторах тяжелой промышленности. Банкротство и закрытие цементных, угольных и сталелитейных заводов в связи с замедляющимся ростом ВВП чревато массовыми увольнениями рабочих: Пекин заявлял о намерениях сократить до 1,8 млн человек только в угольной промышленности.


На вопрос журналиста Bloomberg о мерах, которые будут приняты властями Китая во избежание масштабных сокращений, премьер ответил, что правительство КНР будет заниматься перепрофилированием рабочих и даже создаст страховой механизм в размере 100 млрд юаней для решения любых связанных с этим проблем. Однако при таких оптимистичных и уверенных заявлениях главы правительства протестные настроения среди промышленных рабочих КНР в последние годы только возрастают.


Глава Госсовета указал на то, что сотрудничеству Пекина и Москвы не смогут помешать ни санкции Запада против России, ни влияние Вашингтона.


Львиная доля вопросов журналистов на конференции касалась и международной обстановки, которая в последние месяцы только усложняется. Внешняя политика касается Ли Кэцяна в меньшей степени, поэтому в своих оценках внешнеполитической ситуации он не отступал от официальной линии китайского МИДа.


СМИ в первую очередь интересовало видение премьера перспектив взаимоотношений Пекина и Вашингтона, которые вызывают множество опасений после вступления Д. Трампа на пост президента США. Новый хозяин Белого дома во время предвыборной кампании грозился начать торговую войну с Китаем и «агрессивно» решать проблему торгового дефицита США и КНР, который составил 347 млрд долл. в 2016 г.


Отвечая на вопрос о перспективах сотрудничества с США, Ли не отошел от сдержанной реакции Пекина на выпады Д. Трампа. Премьер упомянул о гигантском товарообороте США и Китая в 560 млрд долл., пообещал постепенно расширять доступ американских инвесторов на китайский рынок, а также вспомнил о необходимости заключения соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Ли Кэцян сделал упор на взаимных выгодах от сложившегося сотрудничества, которые сложно поколебать предвыборными слоганами. «Я считаю, что кто бы ни находился в Белом доме, основополагающий тренд отношений КНР и США в конечном счете не изменится», — сказал премьер.


На вопрос о позиции в отношении напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе Ли Кэцян также ответил в традиционной для Пекина манере, подчеркивая «гармоничное» развитие отношений с соседями, в том числе и с США, которые, по словам премьера, «никогда не оставляли АТР». Между тем КНДР недавно произвела испытание нового ракетного двигателя, как раз во время визита Госсекретаря США Рекса Тиллерстона в Пекин, а Австралия и Южная Корея обсуждают с Вашингтоном увеличение присутствия американской армии в АТР.


Сдержанно оптимистично премьер Ли оценил отношения материкового Китая и Тайваня, а также перспективы трехстороннего сотрудничества КНР, Южной Кореи и Японии. Тайвань еще несколько месяцев назад чуть было не стал поводом для конфликта Пекина и Вашингтона, когда президент Д. Трамп усомнился в необходимости придерживаться принципа «одного Китая». А отношения трех крупнейших государств Северо-Восточной Азии существенно усложняются ядерными экспериментами Пхеньяна и вопросом о размещении американской противоракетной системы THAAD на Корейском полуострове.


С надеждой на лучшее глава Госсовета высказался и по поводу экономических взаимоотношений с Россией, отвечая на вопрос представителя Russia Today. Он ни словом не обмолвился о существующих проблемах, о которых спрашивал российский представитель, а лишь указал на то, что сотрудничеству Пекина и Москвы не смогут помешать ни санкции Запада против России, ни влияние Вашингтона.


Будущее китайской экономики и вероятность «жесткого торможения» с учетом всех реальных проблем предсказать довольно сложно.


Фоном «звездного часа» китайского премьера стали неясные перспективы политического будущего Ли Кэцяна. Несмотря на распределение полномочий в высокопоставленном тандеме, с самого начала правления Си Цзиньпин начал вытеснять Ли Кэцяна из традиционной сферы ответственности: именно он, например, объявил о запуске программы «углубления реформ» экономической системы страны как о собственном проекте еще в 2013 г.


Пока Председатель Си занимался перетягиванием традиционных обязанностей премьера Госсовета на себя, к 2016 г. в иностранных СМИ появились слухи о назревающем конфликте в тандеме Си и Ли. Китайская пресса постепенно стала критиковать курс правительства (читай, премьера Ли Кэцяна) на увеличение долговой нагрузки для разгона темпов роста ВВП.


Кроме того, первые лица страны стали по-разному оценивать перспективы реформы неповоротливого госсектора Китая. Си высказывался за сохранение повсеместной поддержки государственных гигантов, а Ли, напротив, заговорил о допущении рыночных механизмов к реформе госсектора.


Возможный конфликт Си Цзиньпина и Ли Кэцяна породил распространенные предположения о том, что Ли отодвинут от власти в следующую пятилетку. А заключительная фраза премьера на пресс-конференции «увидимся еще, если будет возможность» лишь добавила масла в огонь.


Китай столкнулся с целым набором разнообразных проблем и существует в атмосфере серьезной неопределенности. На данный момент трудно предопределить исход съезда КПК осенью 2017 г. и то, как распределятся полномочия в руководстве Китая на следующую пятилетку. Будущее китайской экономики и вероятность «жесткого торможения» с учетом всех реальных проблем также предсказать довольно сложно.


Тем временем баланс сил в АТР постоянно находится под угрозой неожиданных действий Пхеньяна и зреющих конфликтов разного характера. То, как крупнейшая экономика мира будет отвечать на этот набор вызовов, повлияет на весь мир. Именно поэтому сейчас как никогда важно прямое общение руководства КНР с журналистами. Впрочем, наибольший интерес в выступлениях первых лиц Китая вызывает скорее именно то, о чем они умалчивают или оставляют между строк партийного официоза.


Вита Спивак, эксперт РСМД


Редакция портала China-INC.ru, 28.03.2017 г.
Политика / 383 / Writer / Теги: экономика, кпк, внешняя политика, политика / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: