21.04.2016
"ДЕШЕВЫЙ КИТАЙ" ЗАКАНЧИВАЕТСЯ

В последнее время нам часто задают вопросы: "Китай в кризисе или все-таки нет? Ведь если он в кризисе или предкризисном состоянии, то зачем делать основную ставку в Юго-Восточной Азии именно на Поднебесную? Надо ли привязывать рубль к юаню?".


Вопросы не праздные. КНР, несмотря на падение внешнеторгового оборота, по-прежнему остается нашим основным партнером. Но если южный сосед "упадет", то, по меткому выражению британских аналитиков, начнется "таяние" всего мирового рынка, и Китай утянет за собой Россию. Лично я не думаю, что китайский рынок рухнет в этом или будущем году, хотя доходность его будет уменьшаться.


Надо сказать, что при анализе структуры экономики КНР следует осторожно подходить к статистическим данным. Китайцы показывают чуть больше, чем есть. Важен другой показатель - ВВП на душу населения, который будет расти, несмотря на приближающийся кризис (производственные мощности у страны очень серьезные). А вот объемы продаж на внутреннем рынке падают, а это очень серьезный фактор роста экономики.


Китай сильно изменился в части потребления, прежнего ажиотажа нет. Граждане этой страны откладывают много сбережений в банках, вдвое реже стали покупать новые мобильные телефоны. Внутренний рынок перестает расти. Власти КНР неоднократно применяли разные и не совсем честные меры для того, чтобы деньги населения попали на рынок. Например, в 2008-2009 годах был раздут громадный мыльный пузырь ипотечного кредитования. Как только в 2010-2011 годах подошли сроки серьезных выплат, многие ипотечники покинули жилье, не выплатив ни юаня. В КНР, особенно в юго-западной части, стоят целые пустые города - улицы и дома есть, а людей нет.


А прошлым летом потерпела крах биржа Shanghai Composite. Выяснилось, что там торговали ценными бумагами предприятий, которых в реальности не существовало. Думаю, китайское правительство знало истинную картину и молчало, чтобы взять деньги с вкладов и пустить их в оборот. Оказалось, что восемьдесят процентов людей, торговавших бумагами, не имело даже законченного среднего образования, зато лицензии у них были. На китайском рынке насчитывалось сорок миллионов брокеров, и только за два месяца до краха Shanghai Composite было выдано четыре миллиона брокерских лицензий.


Типичная картина: безграмотный брокер занимал у десяти земляков в деревне по сто тысяч юаней, давал расписки, приходил на биржу и ему предоставляли плечо торгов на пять миллионов юаней. Как ни странно, расписки были застрахованы. Все лето перед страховыми компаниями проходили манифестации, обманутые граждане требовали покрыть убытки, но их не покрыли. Государство остановило торги, когда возникла угроза каскадного банкротства региональных банков - люди брали кредиты под ипотеку, покупку недвижимости и другие вещи, чтобы вложиться в торговлю акциями. В итоге пострадали в основном иностранные инвесторы, которым ничего не компенсировали.


По сути дела, то, что сегодня делает Китай, это тушение пожара. Меры, которые принимаются, едва ли стабилизируют экономику. Помимо уменьшения внешнего товарооборота, происходит колоссальное падение прямых иностранных инвестиций. А рост ВВП обеспечивается в основном инвестициями в основные фонды. Причем в те заводы и фабрики, которые затоваривали КНР, и их продукцию нельзя было продать ни на внутреннем, ни на внешнем рынках. Какое-то время наш Дальний Восток спасал Китай, покупая часть продукции, не подпадавшей под ряд стандартов. КНР колоссально увеличила внутренний долг, покрывая расходы по выплате зарплат. Считается, что у Поднебесной самые большие золотовалютные резервы, но при этом региональные правительства должны центральному три триллиона долларов. Как следствие, начинается рост социального недовольства: в 2015 году произошло почти 250 тысяч мелких и крупных выступлений.


"Дешевый" Китай заканчивается. Цены на базовые виды продукции выросли на 15-50 процентов. Есть высокие операционные расходы и большое число налогов, в которых нетрудно запутаться. Наконец в Поднебесной стали дорожать кредиты (раньше они были под 2,5 процента годовых и ниже). Здесь до сих пор работают планово-убыточные предприятия - в частности, сталелитейные заводы. Обанкротить их нельзя - это базовые предприятия, большинство из которых дотационные. Вернуть долги они никогда не смогут. Поэтому правительство извлекало дополнительные деньги не из базовых отраслей, а из роста экспорта. В Китае началось "бегство капитала" - в прошлом году выведен триллион долларов.


КНР есть альтернатива. Эти страны долгое время находились в тени Поднебесной. Прежде всего, это Монголия, Индия и Вьетнам, где условия для бизнеса значительно лучше. Многие зарубежные производства перетекают из КНР именно сюда (а также в Мексику и Аргентину). Появилась услуга: за несколько месяцев вам демонтируют завод и переместят во Вьетнам. Перетекают производства из-за дешевизны рабочей силы. Если взять годовую заработную плату в Китае за сто процентов, то в Индии она составит 22, Индонезии - 36, Вьетнаме - 47, Филиппинах - 49.


В довершении ко всему начались проблемы, связанные с социальным и возрастным дисбалансом на рынке труда. В континентальной части КНР насчитывается 900 миллионов достаточно бедных жителей. Основные же производства сосредоточены в приморской части, где проживает 400 миллионов человек и где высокое качество человеческого капитала. Отсюда идет весь китайский экспорт. Сегодня стране остро не хватает образованных людей. Но это полбеды. К 2028 году Китай достигнет пика роста населения - 1,46 миллиарда человек, включая тех, кто сейчас официально не зарегистрирован из-за особенностей местной демографической политики "Одна семья - один ребенок".


Рожали до первого мальчика, а девочек не регистрировали. По китайской статистике, незарегистрированных женщин около 60 миллионов, по нашим данным - около 100 миллионов. На них не закладывают средств в бюджете, они не могут учиться школе и университете. После 2028 года начнется неуклонное сокращение численности населения. К концу века в Китае будет жить около миллиарда человек, из которых каждый четвертый - старше 65 лет. А Индия обгонит Китай по числу работающего населения.


Сейчас в КНР озвучен тезис перехода от экстенсивного товарного развития к интенсивному техническому развитию. Больше всего Китай импортирует электронику и нефть, причем электроника идет на первом месте. А что КНР больше всего экспортирует? Тоже электронику. Именно на марже "творческого переосмысления" последних достижений электроники Поднебесная и собирается строить дальнейший рост экономики. За счет этого страна собирается уменьшить зависимость от энергоносителей (кстати, рост потребности в энергоносителях уже замедлился). Конечно, чтобы сделать такой разворот, понадобится время - в массовом товарном производстве занято очень много людей.


Что касается инвестиций в Китай, то больше всего их вкладывает Гонконг, чуть меньше - Макао и Тайвань. Доля инвестиций США, Великобритании, Франции стремительно падает.


С 2008 года КНР стала менять систему инвестиций за рубеж. Она начинает активно вывозить капитал, делая попытки скупить целые сектора экономики в других странах. Здесь все логично - в рамках Китая удержать разросшуюся экономику невозможно. Все это естественным образом укладывается в концепцию экономического пояса "Новый шелковый путь". Россия готова сотрудничать, но есть тонкость. По сути дела, "Шелковый путь" пройдет через многие страны и мимо России. Москва является лишь точкой завоза товаров.


Почему? Транссиб сегодня пропускает 145 миллионов тонн груза в год, а китайцам нужно 500 миллионов. Они предлагают: достраивайте магистраль. Давайте вместе, если вам нужно, отвечаем мы. Они вроде соглашаются, но денег не дают. По сути, Китай "Новым шелковым путем" фантастически давит на Россию с тем, чтобы мы отдали ему в эксплуатацию несколько отрезков железных дорог. Кстати, Китай активно финансирует ремонт железных дорог в Монголии. Он активно обходит Транссиб, потому что хочет контролировать все перевозки.


В январе 2016 года в Китае был принят любопытный документ. В нем три важных момента. Первый: уменьшаются госдотации на производство избыточных продуктов, в том числе муки и риса. Второй: сокращаются посевные площади риса. Третий: снижаются минимальные закупочные цены на многие товары - к примеру, сахарный тростник. Таким образом, в стране в целом будут резко сокращены посевные площади. В Китае поддерживают высокие темпы урбанизации - города съедают пашни. В районе Шанхая и других крупных агломераций их уже нет. К 2060 году в КНР будет 90 процентов городского населения (сейчас - 54, а когда Дэн Сяопин начинал свои реформы, в городах жило всего лишь двадцать процентов китайцев).


Доходы в сельском хозяйстве заметно падают, а посевные площади выносят в не всегда спокойные регионы, в частности, в Синьцзян-Уйгурский автономный район и провинцию Юннань. Полагаю, что все ресурсы по поставкам в северные регионы КНР российских продуктов, особенно экологически чистых, далеко не отработаны. Нашему частному бизнесу надо прибавлять и прибавлять.Источник


Редакция портала China-INC.ru, 21.04.2016 г.
Экономика / 648 / Writer / Теги: экономика, шелковый путь / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: