16.05.2016
ДАЙ ГАЗУ!

ИА REGNUM представляет обзор наиболее интересных событий во взаимодействии Китая со странами Средней Азии в апреле 2016 года. Текст составлен на основе анализа сообщений региональных СМИ за минувший месяц.


Казахстан


Страх перед «китайской экспансией» стал поводом для проведения серии митингов «против продажи или сдачи в аренду земли иностранцам» в Казахстане, после которых 5 мая президент Нурсултан Назарбаев объявил о годичном моратории на ряд норм Земельного Кодекса. Свои посты потеряли министр экономики и министр сельского хозяйства.


Первая партия грузовиков из Новосибирска прибыла в Северо-Западный Китай в рамках режима упрощенного транзита через Казахстан. Время в пути составило два дня вместо семи. Прежний вариант включал обязательный таможенный досмотр при пересечении границы России и Казахстана.


В феврале 2016 года Россия и КНР обменялись бланками разрешений на транзитные автоперевозки через Казахстан.


СМИ назвали это событие «первыми практическими шагами в сопряжении двух интеграционных проектов — ЕАЭС и ЭПШП».


Киргизия


Представители китайской компании «StatePowerInvestmentCorporation» заявили о желании построить каскад из четырех ГЭС на юге Киргизии.


Речь идет о строительстве Казарманского каскада ГЭС суммарной мощностью 1160 МВт со среднегодовой выработкой 4661,6 млн кВт.ч.


Представитель китайской стороны надеется, что в «скором времени весь пакет необходимых документов, необходимых для реализации проекта по возведению Алабугинской, Тогуз-Тороуской и двух Кара-Булунских ГЭС, будет готов».


Сроки реализации проекта не названы. Стоимость проекта и его условия также не разглашаются. По данным Агентства по продвижению инвестиций Минэкономики Киргизии, строительство может обойтись в $1,565 млрд.


Помня недавнее расторжение договора с Россией по схожему проекту, аналитик Никита Мендкович не верит в серьезность намерений Китая: «У Пекина узкий спектр интересов в регионе, который сводится к получению природных ресурсов. Импортировать электроэнергию из Киргизии невыгодно. Ведь Китай в текущей политической формации ориентируется на импорт из России и на самостоятельное производство. Китай может реализовывать подобные проекты в регионе «в нагрузку». Но, учитывая нынешнее сокращение темпов роста, логичным решением будет сокращение инвестиций. Киргизии не стоит рассчитывать на китайские инвестиции».


В Бишкеке прошел круглый стол на тему «Информационно-аналитическое сотрудничество стран на Шелковом пути». Участники круглого стола обсудили вопросы сотрудничества экспертно-аналитических и научно-образовательных учреждений, роли средств массовой информации стран, расположенных на пространстве Шелкового пути.


Инициатива встречи исходила от китайской стороны. Гостей из Поднебесной интересовала оценка эффективности китайской «мягкой силы» в Киргизии.


Ситуацию с китайскими попытками реализовать программы лояльности ИА REGNUM прокомментировал казахстанский аналитик Марат Шибутов: «Все возможности, которые должны открывать программы «мягкой силы», для КНР сводятся к нулю. Для успешной работы в этом направлении существует препятствие — языковой барьер. Китайские СМИ на русском языке, которые работают на аудиторию Средней Азии, не слишком популярны».


Добавляет проблем Китаю и синафобия — по словам политолога Аркадия Дубнова, проекты Китая «в столицах Центральной Азии расценивают как опасное стремление Пекина к ползучей экспансии в регион. Растущее китайское влияние воспринимается как серьезная угроза даже на уровне менталитета».


Таджикистан


Согласно свежим статданным, объем таджикско- китайского товарооборота за первый квартал 2016 года составил свыше $215 млн. С Россией — почти $214 млн, с Казахстаном — около $140 млн, с Турцией — более $85 млн, с Ираном — свыше $26 млн.


В целом, по сравнению с данными аналогичный период прошлого года, объем внешнеторгового оборота снизился на $92 млн (-9,5%).


Китай — основной кредитор Таджикистана. Душанбе уже должен Пекину почти $1 млрд. Второе и третье место среди кредиторов занимают Всемирный банк (более $325 млн) и Азиатский банком развития ($277 млн).


Общий объем внешнего долга Таджикистана на начало 2016 года составил $2,18 млрд. За год эта цифра выросла на $87,2 млн.


В Таджикистане завершился «Поиск- 2016». Совместные учения разведподразделений стран ОДКБ прошли в Рамитском ущелье на полигоне, построенном с помощью КНР. Наблюдателям продемонстрировали китайские бронеавтомобили, которые Пекин предоставил бесплатно, в качестве гуманитарной помощи. При этом, по мнению таджикских военных, такие подарки «раздражают Москву и расцениваются как сближение Пекина и Душанбе».


В Таджикистане расположена российская военная база, самая крупная на территории Средней Азии. Пребывание российских военных на территории Таджикистана продлено до 2024 года.


Узбекистан


Узбекистан может высвободить дополнительные объемы газа для экспорта в Китай. Произойти это может в случае успешного завершения строительства газоперерабатывающего завода на юго-западе Узбекистана.


19 апреля о начале строительства Кандымского газоперерабатывающего комплекса сообщила российская компания «Лукойл». В рамках проекта планируется построить «газоперерабатывающий завод мощностью 8,1 млрд м3 газа/год, а также систему сбора природного газа, которая на стадии полного развития включит в себя 114 добывающих скважин, 11 кустовых площадок и четыре сборных пункта».


Первую очередь Кандымского газоперерабатывающего комплекса планируется ввести в строй до 1 июля 2018 года.


Сейчас узбекский газ в Китай идет по трем параллельным линиям центральноазиатского магистрального газопровода. Дополнительные объемы пойдут по четвертой линии — через Киргизию и Таджикистан.


По словам ведущего специалиста Института энергетики и финансов Ивана Баграмяна, «текущий экспорт находится в районе шести миллиардов с перспективой увеличения в ближайшие годы до десяти миллиардов кубов».


По данным китайской статистики на 14 апреля, КНР продолжает наращивать импорт газа. В первом квартале 2016 года объем увеличился на 33% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.


В Узбекистане наблюдаются признаки проведения медийной кампании в поддержку строительства железной дороги Китай-Киргизия-Узбекистан. 13 апреля 2016 года на сайте «Спутник — Узбекистан» появился рассказ анонимного узбекского винодела, сетующего на невозможность напрямую поставлять свою продукцию в Китай.


Как отмечается в материале, «запуск новой железной дороги в Поднебесную позволит значительно сократить сроки и стоимость перевозок, а значит и повысить привлекательность вина».


Железная дороги Китай-Киргизия-Узбекистан является частью проекта Экономического пояса Шелкового пути. В феврале 2016 года на территории Узбекистана завершилась прокладка электрифицированной железной дороги, соединяющей Ферганскую долину с основной частью Узбекистана. Другой предполагаемый участник строительства, Киргизия, не назвала четких сроков строительство полотна на своем участке. Сейчас проект проходит очередной этап согласования ТЭО.


Туркмения


Туркменская делегация обсудила с китайскими коллегами реализацию транзитного и экспортно-импортного потенциала железнодорожного коридора Китай-Казахстан-Туркмения-Иран.


Участие в обсуждении, проходившем в китайском городе Ляньюньган, приняли более 180 человек. Туркменскую сторону представили посол Туркмении в КНР, сотрудники представительства Союза промышленников и предпринимателей в Пекине, а также представители служб железнодорожного и морского транспорта Туркмении.


Также был проведен интерактивный семинар с участием крупных логистических и экспедиторских компаний города Ляньюньган. Делегация Туркмении встретилась с секретарем городского партийного комитета Яном Синши и мэром города Ляньюньган Сян Сюелуном, а также посетила новый экономический район Сюйвэй, международный порт города Ляньюньган, завод по производству стальных труб, совместный логистический центр «Китай-Казахстан».


В декабре 2014 года была запущена в эксплуатацию магистраль по маршруту Узень-Гызылгая-Берекет-Этрек-Горган. Предполагается, что коридор Север-Юг может стать альтернативой морскому маршруту через Суэцкий канал.


По предварительным оценкам, по сухопутному маршруту будет перевозиться до 3−5 миллионов тонн грузов в год, в перспективе возможно увеличение до 10−12 миллионов тонн.


Туркменнефтегазстрой начал строительство дожимной компрессорной станции на Малайском газовом месторождении. Оно находится на востоке страны и служит ресурсной базой магистрального газопровода Туркмения — Китай.


Станция увеличивает темпы и уровень добычи голубого топлива при сниженном давлении на месторождении. Это, в свою очередь, будет способствовать увеличению экспортных поставок газа в Китай.


Ашхабад планирует в 2016 году увеличить добычу газа на 9% — до 83,8 млрд кубометров. На экспорт, главным образом в Китай, будет направлено около 48 млрд кубометров.


Выводы:


1. Пекин меняет риторику в отношении ЕАЭС. Если ранее китайская сторона активно говорила о желании сотрудничать с ЕАЭС в целом, то сейчас чаще речь идет о двухстороннем сотрудниестве со странами региона вне зависимости от того, являются ли они членами ЕАЭС или нет.


2. Пекин наращивает усилия в области реализации «мягкой силы». Одновременно с этим КНР пытается проанализировать причины предыдущих неудач в этом направлении.


3. Пекин реализовывает инфраструктурные проекты на территории Средней Азии, используя регион как ресурсную базу и, в перспективе, как рынок сбыта своих товаров. КНР не вкладывает средства в проекты, ускоряющие процесс реиндустриализации региона.


4. С прицелом на интеграционный проект Пекина государства Персидского залива развивают свои логистические маршруты со странами Средней Азии: Узбекистаном и Таджикистаном.Источник


Редакция портала China-INC.ru, 16.05.2016 г.
Политика / 702 / Writer / Теги: ресурсы, экономика, внешняя политика / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: