06.09.2016
ДЕРЗКИЙ КИТАЙ

В Китае американского президента Барака Обаму, мягко говоря, недолюбливают, в отличие от российского президента Владимира Путина, рейтинг доверия к которому в Поднебесной составляет 90%. Не случайно пекинские власти еще перед началом саммита G20 в китайском Ханчжоу назвали Путина «гостем номер один» в своей стране.


А вот Обама в Китае получил не самый лучший прием: встречали его как заштатного провинциального политика. И вряд ли можно списать только на суматоху при приеме высоких гостей тот факт, что к самолету американского президента не подогнали трап с красной дорожкой и Бараку Обаме пришлось выходить через запасной выход, как обычному бортпроводнику.


Зная Китай, можно сказать, что первых шагов по китайской земле ему дали понять, что не он здесь хозяин положения. И собственно, вообще не хозяин в мире, что так любит подчеркивать глава Белого дома. Почему это Китай дерзкий такой, а?


Не на уровне, естественно, главы государства – председателя КНР Си Цзиньпина, а на уровне сотрудника службы безопасности, который четко ставит на место американскую делегацию и журналистов: «Это наша страна! Это наш аэропорт!». Сидите тихо и не вякайте со своими ценностями и идеалами. На высшем уровне это прозвучало в более тактичной форме, но тоже достаточно жестко.


В Китае не скрывают своего отношения к США, вернее, к той американской политике, которая проводится по всему миру и давно встала поперек горла не только Китаю. Пекин за последние годы не раз подвергал обструкции желание Белого дома вмешаться в дела, которые входят в сферу интересов КНР. Но так жестко, как сейчас, было лишь в мае 1999 года, когда американские «сверхточные ракеты» разгромили посольство Китая в сербском Белграде. В самом Китае все американские посольства, консульства и представительства тогда подверглись нападениям, а сделанные заявления заставили США срочно извиняться и выплачивать огромные компенсации.


«Некоторые странности, сопровождающие Обаму в Китае на саммите G20, можно списать на огрехи служб протокола. На огрехи служб протокола в таком деле, как нынешняя дипломатия, можно списать почти все, – считает российский политолог и синолог Александр Зимовский. – Однако если вспомнить, что Обама – "хромая утка", то кое-что проясняется: его влияние на американо-китайские отношения быстро стремится к нулю. Госдепу следовало бы включить в состав американской делегации на саммит в Ханьчжоу Дональда Трампа и Хиллари Клинтон, презентовать, так скажем, возможных новых партнеров для Китая. Дело не новое, Черчилль, например, возил с собой Эттли на переговоры со Сталиным.


Хотя Хиллари в Китае известна с тех времен, когда руководила Госдепартаментом, сказать, что она популярна в широких массах граждан КНР будет большой натяжкой. Администрация Обамы вообще не слишком популярна в Китае, и хотя Трамп о Китае на митингах говорит без пиетета, его присутствие, возможно, могло бы растопить ледок, кто знает. Возможно, в будущем так и произойдет. А пока отношения между США и Китаем настороженные. Причин тут достаточно. Прежде всего это огромный дефицит Америки в торговле с Китаем.


Приведу цифры: 2008 год – дефицит составлял 268 миллиардов долларов, 2015 год – 367 миллиардов, 2016 год – 191,3 миллиарда по итогам июля. Этот дефицит – сильнейший раздражитель. Обама в мае нынешнего года прямо заявил: "Америка, а не Китай должна устанавливать правила в мировой торговле". Китай тем временем формирует ВРЭП (Всестороннее региональное экономическое партнерство), рынок товаров и капиталов, который охватит половину населения планеты. Предполагается, что оно будет сформировано сразу после саммита "Двадцатки" и что туда войдут страны АСЕАН, многим из которых американцы привыкли патронировать.


Во-вторых, вследствие роста экономической мощи Китая и резкого повышения роли России как глобального военно-стратегического фактора был положен конец культивируемой американцами с 1991 года модели однополярного мира. Эта трансформация, которая тоже произошла прямо перед носом у Обамы, не могла не отразиться на его сильно понизившемся в глазах Китая (и не только Китая) статусе. Соперничество США и КНР за расширение круга государств, включаемых в орбиту их влияния, постоянно возрастает. Поэтому ненавязчивая демонстрация превосходства то в одной, то в другой области, в общем, приветствуется. Клиенты и союзники китайцев и американцев внимательно следят и чутко реагируют на подобного рода маркеры.


Приведу простой, но яркий пример. Визит председателя Си Цзиньпина в Москву на празднование Великой Победы и марш китайских военных в парадном строю по Красной площади вызвали бурю в американской прессе. Эксперты в The Wall Street Journal, насколько я помню, говорили не иначе как о формировании оси "Москва – Пекин" и о том, что, "несмотря на разнонаправленность интересов, Россия и Китай сознают, что стоят перед лицом единого врага".


И еще один аспект, который, на мой взгляд, следует принимать во внимание даже при самом беглом анализе китайско- американских отношений, касается соотношения военно-политических ресурсов КНР и США в Азиатско-Тихоокеанском регионе».


До недавнего времени самым слабым звеном в армии Китая были ПВО, ВМФ, устаревшая авиация и, можно сказать, практически полное отсутствие вертолетов (чуть больше сотни). Подобные показатели позволяли США считать, что, обеспечив в случае войны господство в воздухе и на море, они смогут добиться неоспоримого преимущества. Нельзя сказать, что армия КНР полностью закрыла эти бреши в обороне, но она их существенно подлатала.


Самое главное, что сейчас Китай априори рассчитывает на российские вооружения, которые состоят из большого количества как самых современных средств ПВО и ВКС, так и мощного подводного ядерного флота. Это не означает, что Россия и Китай готовы напасть на США, но данное обстоятельство заставляет американцев считать совместные вооружения. И Пентагон данным обстоятельством сильно обеспокоен. А Пекину это развязывает руки в проведении независимой политики в тех регионах, где сталкиваются китайская и американская стратегии.


«Таким узлом является Южно-Китайское море, которое часто упоминается в информационных сводках как акватория конфликта, – продолжает Зимовский. – Обама вообще в 2010 году объявил Южно-Китайское море "зоной национальных интересов США". Это все равно что Мексиканский залив объявить зоной национальных интересов Китая или России. Разумеется, такие поползновения американцев считаются в Пекине неприемлемыми.


Китай в данном случае руководствуется принципами Шанхайского коммюнике 1972 года как результата переговоров председателя Мао и президента Никсона. Девятая статья этого коммюнике прямо говорит, что, я цитирую, "ни одна из сторон (КНР и США) не претендует на гегемонию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и каждая из них будет противостоять усилиям любой другой страны или группы стран установить подобную гегемонию".


Администрация Обамы этот принцип систематически нарушает примерно с 2011 года, то есть уже пять лет. Тактика применяется очень похожая на ту, которая используется при эскалации военного присутствия НАТО у границ России. То батальон американский вдруг появится в Австралии, то Б-52 там приземлятся на неопределенный строк, авианосцы шныряют время от времени. Китайцы внимательно наблюдают, реагируя по дипломатическим каналам или через прессу. Иногда выдавливают американцев небольшими, но вполне внушительными демонстрациями своих военных возможностей.


Еще одним узлом является навязчивая идея американцев разместить системы ПРО в непосредственной близости от китайской границы. Опять похожая ситуация, как с ПРО в Восточной Европе. Все-таки американцы мыслят шаблонно, этого у них никак не отнимешь. И кстати, больше половины вооруженных сил США, размещенных за пределами страны, находятся именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это также результат деятельности тандема Обама – Клинтон.


Так что чиновники службы протокола, конечно, могут ошибаться, ненароком устраивая Обаме "холодный душ". И пресс-службы постфактум могут заявлять, что не надо, мол, придавать значения этим ошибкам. Но все ошибки в отношениях с Китаем Обама уже совершил, и теперь этот кейс перейдет к его преемнику. Поэтому на всякий случай новому президенту США в случае визита в Китай лучше захватить красную ковровую дорожку с собой. На случай, если протокол опять что-то напутает».Источник


Редакция портала China-INC.ru, 06.09.2016 г.
Политика / 718 / Writer / Теги: экономика, армия, внешняя политика / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: