29.01.2015
«Газовый вентиль» Китая: каспийский аспект

Продолжающееся противостояние России и Запада (и в нынешнем году оно не только не стихнет, но и приобретет все более жесткие формы) потенциально сохранит и даже укрепит «газовый и нефтяной развороты» российских энергопоставок в Китай. То, что еще в начале прошлого года некоторые эксперты воспринимали лишь как временную корректировку российской энергетической стратегии стало теперь (и на ближайшую перспективу именно так и будет) ключевым фактором нефтегазовых поставок в КНР.


Соглашения, которые до этого более 20 лет ни шатко-ни валко обсуждались двумя сторонами в прошлом году были не просто подписаны, но и очень по-серьезному привязали российские энергопоставки к китайскому рынку. А если учесть, что в эту же, китайскую «степь» качается газ из Туркменистана, нефть из Казахстана, а в перспективе не прочь в нее же направить свои энергетические потоки еще две каспийские страны — Азербайджан и Иран, то именно «китайский энерговектор» может стать весьма существенным противовесом тем поставкам нефти и газа из региона, которые нынче отправляются на «цивилизованный Запад».


Россия по-прежнему намерена использовать для поставок в Китай два маршрута – «Сила Сибири» (через свои восточные регионы в сторону Хабаровска и Владивостока) и «Алтай» (здесь труба пойдет в западном направлении через Новосибирск). Показательно, что еще до начала прошлого года российская сторона больше «пугала» Европу тем, что она в конечном итоге перенаправит свои газовые потоки именно в китайскую сторону, если Брюссель будет строить Москве козни в европейских энергопоставках.


Но теперь все решительно перечеркнуто-перекроено на очень даже длительную перспективу — и вовсе непонарошку, а взаправду. Поставки в Китай российского газа планируется начать в 2018 году, и тому не смогут помешать ни нынешние упавшие значительно цены на нефть, ни любая «региональная диверсификация», которую КНР проповедует для получения природного газа в свои самые отдаленные регионы с самых различных рынков, в том числе — и Каспийского бассейна.


Российские планы — поставлять 38 млрд. кубометров газа в год и довести постепенно эти объемы до 60 млрд. кубометров (китайский рынок — очень прожорливый, как бы не снижались там темпы экономического роста — по-любому они просто не снились ни Америке, ни Западной Европе), и российские объемы (как и туркменские с казахстанскими) он «проглотит» без проблем. Но для России существовали и раньше, и есть нынче два значительных препятствия — нефиксированная цена на покупаемый китайцами газ, и желание КНР самой участвовать в разработке целого ряда газовых месторождений на российской территории (то есть использовать ту же схему, что предложена была и уже осуществляется Пекином в Туркменистане и Казахстане).


Поскольку более 70 процентов всего потребления энергии в Китае по-прежнему обеспечивает сжигание угля, для газовых и нефтяных поставок с Каспия на китайский рынок существуют, и будут существовать на обозримую перспективу прекрасные возможности. Газом китайская экономика в общем энергетическом балансе обеспечена всего на 4 процента, и покрыть растущие потребности в природном газе Пекин может только наращиванием экспорта, тем более с близлежащих рынков Каспия.


Что заключенные контракты на поставки газа из России сулят другим странам каспийского региона? Пока главным экспортером природного газа в КНР остается Туркменистан. Поставки пока оттуда составляют около 40 млрд. кубометров в год, и две новые ветки, прокладываемые через Узбекистан и Казахстан доведут эту цифру до 60 млрд. кубометров. Для туркменской стороны китайский «клиент» важен приоритетно: Пекин гарантировано и регулярно платит за купленный товар, не обложен никакими санкциями (как Иран или нынче Россия), и в состоянии и сам профинансировать прокладку новых труб, и прислать для этого свой персонал с техникой.


Важен китайский маршрут для Ашхабада и потому, что в западном направлении туркменскому газу хода особого нет, и не предвидется. Проекты типа «Набукко» или ТАПИ больше уже из разрядов «геополитической нелепости», и ничего незначащего переливания слов высокопоставленных политиков из пустого в порожнее. Поэтому не будь Китая с его растущими газовыми запросами, туркменским властям очень многие свои как экономические, так и политические ходы пришлось бы очень существенно корректировать.


Что же касается Китая, то с помощью Туркменистана, а также двух других ключевых поставщиков газа — Мьянмы и Австралии (в сжиженном, а значит значительно более дорогостоящем виде) КНР покрывает по-прежнему менее 20 процентов своих газовых потребностей. Это говорит о том, что даже наращиваемые туркменские поставки, а также оба варианта российских газопроводов из Сибири не покроют полностью китайского газового потребления.


По самым скромным подсчетам китайских специалистов, к 2020 году КНР потребуется для 6-7 процентного экономического роста в год закупать около 300-350 млрд. кубометров природного газа. А еще через 20 лет эта цифра может вырасти до триллиона кубометров. Откуда все эти поставки наладить, какими трубами соединить Китай с окрестными (прежде всего) странами пока только планируется обдумать. Но в планах Пекина уже сейчас как можно теснее сотрудничать в деле налаживания закупок природного газа с соседними, или недалеко географически расположенными от Китая странами, в том числе — и каспийскими государствами.


На сегодняшний день реальными снабженцами для Китая во все возрастающих масштабах (причем без какой бы то ни было политической конъюнктуры, которой отравляют отношения с ними ЕС и его руководство) будут Россия и Туркменистан. Газовые возможности этих стран вполне достаточны, чтобы покрывать китайские все возрастающие потребности. И дело только за прокладкой новой инфраструктуры, и разработкой новых месторождений.


Да, с китайской стороной придется и Москве, и Ашхабаду торговаться очень серьезно по цене. Китайцы предлагают выгодные маршруты и крупные закупки, но выторговывают для себя стабильно весьма низкие цены на товар, и по сути дела ни российской, ни туркменской стороне этого не избежать и на дальнейшее. Но и тем, и другим невероятно трудно было бы что-то и кому-то навязывать свои условия на других рынках.


Не будем забывать о том, что Ашхабад имеет еще одного газового клиента — Иран, который хотя и платит за купленное топливо, но находится под американскими санкциями, что создает проблемы и с системой оплаты, и со многими иными позициями. Аналогичная ситуация складывается и с поставками газа из Туркменистана в российском направлении. Российская сторона его уже не первый год вообще не закупает туркменский газ, а после снятия вопроса о каком бы то ни было газовом транзите через Украину вполне может обеспечить те же трубопроводы, идущие в сторону Турции своими собственными «газовыми силами» и запасами.


При этом показательно, что Китай значительно расширяет на своей собственной территории сеть газохранилищ и газопроводов. И еще — КНР уже около пяти лет усердно пытается освоить свои собственные месторождения сланцевого газа. Запасы на территории Китая этого сырья теоретически огромны, но вот только его добыча (особенно при нынешних рыночных ценах на нефть и газ в мире) будет заведомо убыточна.


Между тем в китайских официальных документах за прошлый год говорится о том, что задача соответствующих ведомств и министерств — довести добычу сланцевого газа в стране до как минимум 8-10 млрд. кубометров к 2017 году. То же месторождение Фулин имеет по оценкам китайских экспертов более 2 трлн. кубометров газа, что больше, чем в двух сибирских месторождениях, откуда в Китай планируется качать природный газ из России. И если китайцы начнут постепенно раскручивать свою собственную газодобычу, то всем газовым поставщикам Китая из-за рубежа (включая каспийские государства) это придется принять к сведению.


Однако нынешние низкие цены на нефть, и привязанные к ним на природный газ открывают возможности работать на китайском направлении еще двум каспийским странам — Азербайджану и Ирану. И те, и другие могут рассматривать китайский рынок в виде варианта собственной энергетической диверсификации поставок, так и действительно на стабильной основе получать с этого рынка неплохие прибыли с учетом того, что нынче творится во взаимоотношениях России и Запада на европейском направлении.


Безусловно, у того же Азербайджана расписаны существенные объемы поставок газа по проекту ТАНАП в сторону Турции и далее на европейские рынки. Но хватит товара и в восточном направлении, тем более, если в этом будут заинтересованы сами китайцы. Туркменистан, правда, в этом варианте будет выступать против любых газопроводов под Каспием в обратном уже направлении (чтобы не сажать на свои же трубы лишнего конкурента). Но есть рядышком Иран, куда Азербайджан может (если будет такая необходимость) совместными усилиями с Тегераном много чего поставлять — и опять-таки при заинтересованности Пекина можно многое там будет сдвинуть именно в плане газоснабжения западных районов КНР.


Опять-таки стоит помнить и о так называемых санкциях против Ирана, которые введены США, и которые пока никто не только не собирается снимать, но и они будут, скорее всего, только ужесточаться (если, конечно, в Тегеране не случится массового политического предательства, и тамошнюю ядерную программу местные власти не решатся похоронить под западным давлением). Между тем Китай покупает у Ирана нефть и сейчас, может получить вполне и контракты и на разработку газовых месторождений (которые сам может и финансировать), так что подобное развитие событий нельзя полностью сбрасывать со счетов.


К тому же Иран для Китая куда надежнее клиент, чем тот же Афганистан, куда Пекин уже наинвестировал на свою голову во многие проекты, и непонятно что все эти инвестиции ждет дальше. А с учетом того, что Китай переварит без вопросов не только туркменские поставки, но и иранские (если поставить работу по взаимодействию всех трубопроводных систем, идущих с Каспия в восточном направлении), то в конечном итоге и Ашхабад свою долю «китайской газовой пайки» получит, и Ирану очень даже неплохие дивиденды перепадут.


Поэтому на ближайшую перспективу Китай будет расширять российские газовые закупки, и прокладывать новые трубопроводы с месторождений (в разработке которых сам же станет участвовать еще более активно) в Туркменистане. Энергетические же потребности КНР будут и дальше расти (сколько бы на мировых рынках в ближайшие месяцы и даже годы не стоила нефть), и Каспий вполне может в их удовлетворении с немалой для себя выгодой поучаствовать.


Придется, естественно, торговаться с китайцами по ценам (а они будут Пекином традиционно предлагаться почти бросовыми). Но Китай — клиент большой, солидный (не скажу — совсем надежный, но уж не хуже ЕС и им подобным «маневрирующим покупателям»). С ним есть смысл иметь дело не только на сегодня, под санкциями и прочей западной «развлекаловкой», но и на перспективу — причем длительную. А это для всего Каспийского региона все вместе взятое — более чем весомый и определяющий фактор дальнейшего энергетического развития.Юрий Сигов


Редакция портала China-INC.ru, 29.01.2015 г.
Экономика / 1273 / Writer / Теги: экономика, ресурсы / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: