11.02.2015
Китай изучает афганские возможности

В Афганистане в результате удара беспилотника был убит полевой командир мулла Абдул Рауф, перешедший на сторону «Исламского государства» (ИГ). Как сообщает Би-би-си, Абдул Рауф был одним из полевых командиров Талибана в провинции Гельмент, но в январе покинул талибов и присягнул на верность ИГ.


Пока последователей этого экстремистского движения немного, но американцы опасаются, что его влияние возрастет, как только уйдут основные силы НАТО. Поэтому Вашингтон вовлекает в афганские дела Китай. Между США, КНР и Кабулом проходят встречи. В то же время Пекин провел тайные переговоры с талибами.


CNN сообщает, что Абдул Рауф был командиром корпуса талибов в столице страны и одной из провинций в тот период, когда «Талибан» правил Афганистаном. Однако когда США и их местные союзники в 2001 году свергли его власть, Рауф попал в руки американцев и просидел срок в тюрьме Гуантанамо. Потом его выпустили на свободу.


Вернувшись на родину, Рауф снова примкнул к повстанцам, стал полевым командиром в провинции Гильменд. Однако разочаровался в движении талибов и вместе с группой последователей стал совершать рейды по селениям, размахивая черными флагами ИГИЛ. Таким образом, он превратился в основного вербовщика ИГИЛ в Афганистане.


Племенные вожди, давно связанные с «Талибаном», не хотят, чтобы в стране появился его конкурент. Но Вашингтон опасается, что после вывода основной части войск НАТО из Афганистана влияние ИГИЛ возрастет. Поэтому США стараются побудить Китай к тому, чтобы он тоже взял на себя ответственность за безопасность Афганистана.


Китай все больше проявляет интерес к участию в урегулировании ситуации и даже к роли посредника в Афганистане, где США и их союзники заявляют о завершении боевых задач. О смене внешнеполитических приоритетов свидетельствуют участившиеся в последнее время контакты китайских властей с представителями руководства Афганистана, Пакистана и лидерами движения Талибан.


Еще до того, как в конце декабря прошлого года войска альянса во главе с США закончили выполнение боевых задач в Афганистане, Китай начал наращивать сотрудничество с Афганистаном и включаться в процесс мирного урегулирования в стране. Как сообщает The Wall Street Journal (WSJ), в декабре 2014 года в Лондоне состоялась встреча представителей США, Китая и Афганистана для совместного поиска путей мирного урегулирования в Афганистане. Такая встреча прошла впервые. Но уже в январе представители этих стран встретились вновь по тому же вопросу, на этот раз в ОАЭ. Первой встрече, о которой стало известно только недавно, предшествовал визит в Пекин представителей движения «Талибан», уже второй за последние месяцы. Кроме того, в октябре прошлого года в рамках своей первой зарубежной поездки в Пекине побывал президент Афганистана Ашраф Гани. А в минувший понедельник вопрос мирного урегулирования в Афганистане обсуждался представителями Китая, Пакистана и Афганистана в Кабуле.


По мнению экспертов, на которых ссылается WSJ, участие Китая в этих процессах свидетельствует о сдвигах во внешней политике страны, которая прежде больше интересовалась своими внутренними делами. Наряду с переговорами Пекин обязался предоставить Кабулу в период до 2017 года $327 млн экономической помощи. Кроме того, Китай уже занимается подготовкой афганских полицейских. «В определенном смысле они состязаются с США в том, кому удастся достичь успеха в Афганистане. Они хотят доказать, что могут сделать это лучше»,— цитирует газета бывшего американского дипломата в Пекине и Кабуле Дэвида Седни. По данным других экспертов, на которых ссылается WSJ, Китай надеется организовать у себя переговоры о мирном урегулировании между движением «Талибан» и правительством Афганистана. В ближайшее время планируется очередной визит представителя талибов в Пекин, и, как сообщает газета, в этих переговорах должны принять участие и представители России.


По мнению WSJ, у Китая есть все основания добиваться положительных результатов в Афганистане. Нестабильность в Афганистане и Пакистане грозит ухудшением ситуации на северо-западе самого Китая, где в последние годы усилились сепаратистские настроения среди уйгуров. И сворачивание военного присутствия в Афганистане США и союзников не способствует улучшению. У Китая есть ряд дипломатических преимуществ: средства, в которых Афганистан весьма нуждается; сильное желание обуздать исламский экстремизм; а также наличие рабочих отношений с такими странами, как Иран и Россия.


Руководство Афганистана, в свою очередь, видит в Китае важный источник помощи и инвестиций, а также, что немаловажно, Китай имеет влияние на Пакистан, на территории которого укрываются талибы и который обязательно должен участвовать в мирном урегулировании. По данным эксперта Китайского института современных международных отношений Ху Шишэна, которого цитирует WSJ, Китай уже обращался к Пакистану с просьбой призвать талибов к участию в процессе примирения, а также предлагал дополнительную помощь Исламабаду. Представители МИД Пакистана подтвердили в беседе с WSJ готовность сотрудничать с Китаем в поддержке процесса мирного урегулирования в Афганистане. «Китай хочет быть мировой державой,— отмечает в беседе с WSJ Дэвид Седни.— И теперь ему предстоит узнать, насколько это непросто, как трудно оказывать влияние и добиваться нужных тебе результатов. Я не хочу сказать, что у них ничего не получится, но результат — нечто пока неизвестное».


Франц-Мишель Мелбин, посол ЕС в Афганистане, говорит, что «китайцы ищут район для того, чтобы увеличить инструментарий своей внешней политики. Но они делают это так, чтобы не создавать угрозу стратегическим интересам США».


В этот инструментарий, очевидно, входят и прямые контакты с «Талибаном». В последние месяцы делегация этого движения дважды побывала в Пекине. В январе «Талибан» впервые признал, что контакты с Китаем имели место. Но мятежники утверждали, что речь шла не о мирных переговорах, а об установлении дружественных отношений. Другие же утверждают, что КНР надеется стать страной-хозяйкой во время переговоров между талибами и афганским правительством. Вскоре состоится новый визит делегации талибов в Пекин.


В связи с этим уместно напомнить, что у Китая давно установились связи с лидерами афганских повстанцев. В 1980-х годах китайцы снабжали оружием моджахедов, сражавшихся против советских войск. До 2001 года проходили встречи представителей Китая и правительства «Талибана». Развивалась торговля. В 2007 и 2011 годах китайские компании выиграли тендеры на добычу меди и нефти.


Словом, за активизацией политики КНР на афганском направлении кроются экономические интересы. Но это не главное. Пекин беспокоит то, что нестабильность в Афганистане и Пакистане перекинется на Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. Ведь там в последний год произошло несколько столкновений сил правопорядка со сторонниками уйгурского сепаратистского движения.


Начиная с прошлого года, когда в Афганистане происходила смена главы государства, служащие китайских органов безопасности стали регулярно наведываться в Кабул. Их тревожит то, что там сохраняются районы, где полный контроль принадлежит мятежникам. Тем не менее, как говорят западные дипломаты в Пекине и Кабуле, Китай исключает возможность отправки своих войск в Афганистан. Он готов играть роль посредника, используя при этом почти союзнические отношения с Пакистаном. А Вашингтон ни в коей мере не собирается ставить китайцам палки в колеса.


Подготовлено редакцией China-INC по материалам Независимая Газета и Коммерсант.ru


Редакция портала China-INC.ru, 11.02.2015 г.
Политика / 760 / Writer / Теги: внешняя политика, ислам / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: