03.03.2017
КИТАЙ УВЕЛИЧИТ ВОЕННЫЙ БЮДЖЕТ

В Пекине 3 марта откроется сессия Народно-политического консультативного совета Китая (НПКСК), вслед за которой 5 марта на свою ежегодную встречу соберутся и депутаты Всекитайского совета народных представителей (ВСНП). Как ожидается, главный акцент в ходе двух сессий будет сделан на экономику.


Однако помимо показателей экономического роста и мер реформирования, которые официально огласит премьер Госсовета Ли Кэцян, внимание экспертов привлекают планы увеличения военного бюджета. В свете роста расходов на оборону, наблюдающегося в ряде ведущих стран мира, возникает вопрос о начале новой гонки вооружений.


Долгие годы Китай с его рекордно высокими темпами экономического роста служил локомотивом едва ли не всей мировой экономики. Однако погоня за двузначными показателями прироста ВВП обернулась для КНР целым рядом структурных проблем. Уже не первый год вторая крупнейшая экономика мира пытается перейти из количества в качество и вместо излишней ориентированности на экспорт стимулировать внутреннее потребление. Нынешняя сессия должна эту тенденцию закрепить.


В прошлом году рост китайского ВВП составил 6,7%, самый низкий показатель за последнюю четверть века. В нынешнем году рост прогнозируется на уровне 6,5%, но более точные данные станут известны 5 марта, когда премьер Госсовета Ли Кэцян выступит с ежегодным отчетным докладом перед делегатами.


ВСНП — это площадка для демонстрации населению успехов правительства, особенно в области социального развития. Ввиду скорого 19-го съезда Компартии (партийный съезд, проходящий раз в пять лет, намечен на осень этого года. — «Известия») китайское руководство, несомненно, использует отчет правительства, чтобы подчеркнуть все положительные достижения еще в большей степени, чем в предыдущие годы.


Это, конечно, включает значительное увеличение социальных пособий и создание миллионов единиц доступного жилья для широкой общественности, — отметил в беседе с «Известиями» эксперт немецкого Института китаеведения Mercator Маттиас Степан (MatthiasStepan).


Впрочем, говорить придется не только о достижениях, но и о проблемах. Будучи страной с плановой экономикой, Китай очень любит ставить грандиозные цели, которые должны быть выполнены к определенному сроку. Цель нынешней пятилетки, рассчитанной на 2016–2020 годы, — прийти к так называемому обществу средней зажиточности, что при существующем расслоении населения не так просто осуществить на практике.


— В Китае сейчас главная проблема — это социальная справедливость. Как объяснить народу, что в 2020 году Китай должен достичь уровня «общества средней зажиточности», если сейчас уже 2017 год? Фактически нужно решить вопрос, как сохранить доверие населения к правительству. Это как у нас: если в самом начале 1990-х люди еще верили, что за первыми разбогатевшими последуют вторые, третьи и т.д., то в середине 1990-х все поняли, что просто произошел передел имущества. И китайцы сейчас также поняли, что просто произошло новое разделение общества на классы, — рассказала «Известиям» эксперт по Китаю Центрального экономико-математического института РАН Лариса Смирнова.


Основное внимание военных экспертов и политиков соседних стран сфокусировано сейчас на том, как увеличится ежегодный бюджет КНР на армию. В 2016 году расходы страны на военные цели выросли на 7,6% по сравнению с предыдущим годом, составив, по официальным китайским оценкам, $139 млрд. Для Китая это оказалось самым низким приростом вложений в оборону за последние шесть лет.


Ожидать такой «скромности» в 2017 году не приходится. За последний год Китай подвергся небывалому давлению международного сообщества из-за возведения искусственных островов и рыболовства в спорной акватории Южно-Китайского моря, на которую претендуют сразу несколько стран региона. Прошлым летом постоянная палата Третейского суда в Гааге, разбиравшая иск Филиппин к КНР, назвала территориальные претензии Пекина на ряд спорных территорий в Южно- Китайском море безосновательными. Пекин решение суда не признал, а, напротив, еще больше активизировался в спорных водах, участив маневры своих ВМС.


Кроме того, в последнее время активно наращивают военную мощь и соседи Китая, с которыми у Пекина не самые простые отношения. В 2016 году Индия, у которой КНР оспаривает один из приграничных районов, впервые обошла Саудовскую Аравию и Россию в списке стран, больше всего тратящих на военные цели.


Планы соседней Республики Корея принять на своей территории американский противоракетный комплекс THAAD, который, по убеждению Пекина, направлен не только на перехват ракет из КНДР, но и на военное сдерживание самого Китая, также провоцируют страну к ответным действиям.


О необходимости увеличивать военный бюджет заявила на днях и Япония, которая также не первый год спорит с Китаем за ряд необитаемых островов в Восточно-Китайском море. 2 марта японский премьер Синдзо Абэ заявил, что Токио не должен ограничивать траты бюджета на военные нужды на уровне 1% ВВП, как это было негласно принято всеми послевоенными правительствами Японии.


Эксперт Института Дальнего Востока Василий Кашин отметил в беседе с «Известиями», что военный бюджет КНР по традиции коррелируется с ростом ВВП и уровнем инфляции за предыдущий год.


— Если исходить из общих макроэкономических закономерностей, то это должен быть год посредственного роста (военного бюджета), который составит меньше 10%. Но вполне возможно, что вследствие политических событий, таких как избрание Трампа, и общего повышения непредсказуемости международной ситуации китайцы изменят своему принципу и вложат какие-то дополнительные деньги в оборону, — пояснил эксперт.


При этом он отметил, что оборонные программы долгосрочны, поэтому предполагаемый рост бюджета армии в нынешнем году может быть связан и с радикальной реформой, в частности, с необходимостью выплат 300 тыс. военных, о сокращение которых объявили еще два года назад, а проведут сейчас.


Между тем приток денег в китайский оборонный бюджет открывает перспективы для тех, кого с Пекином связывают хорошие отношения. Так, теоретически увеличение военного бюджета Китая может благоприятно сказаться на российском военно-промышленном комплексе, продукция которого, как известно, многие годы успешно продается в Китай.


Но больше всего в пользу версии о неминуемом увеличении военного бюджета КНР говорит недавняя инициатива президента США Дональда Трампа увеличить американские военные расходы сразу на 10%.


Еще до этого объявления Дональда Трампа, который открыто признал, что США «не рады» претензиям Китая на спорные территории в Южно-Китайском море, китайская газета The Global Times, один из негласных рупоров властей, выступила с призывом увеличить военные расходы Китая как минимум на 10% ввиду «неопределенности, создаваемой Трампом».


Таким образом, страны региона, а также отдельные глобальные игроки продолжают наращивать свои оборонные бюджеты — а вместе с ними копить политические, экономические и территориальные противоречия. Эксперты сомневаются, что дело дойдет до вооруженного противостояния. Но, судя по тому, как резко увеличиваются военные расходы, речь может идет не просто об игре мускулами, а о возможном начале новой гонки вооружений.Источник


Редакция портала China-INC.ru, 03.03.2017 г.
НОАК / 288 / Writer / Теги: внешняя политика, политика, армия / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: