26.11.2015
Спрятать нож в улыбке – несколько слов о китайских стратагемах

Никому не нравится быть обманутым. Моральный, а порой и материальный ущерб запоминается надолго. Причём, моральный в большинстве случаев переживается сильнее. Стресс вызывают перенесённые унижение и разочарование. Обман обычно воспринимается как свидетельство моральной нечистоплотности, хитрости, которая всего-навсего «низшее проявление ума». Но представьте себе, что вы проиграли партию в шахматы или в шашки, причём, может быть, не одну, а несколько подряд. Вы ведь не заявите, что вас обманули, вы признаете, что противник сильнее вас, он владеет не только правилами игры, но её сутью, тонкостями, стратегическим видением и тактическими ловушками. Всё это − достоинства игроков высшего класса, гроссмейстеров. Их превосходство вы признаете без обиды.


Теперь, отбросив эмоции, допустим, что в жизни взаимоотношения людей на всех уровнях являются определёнными игровыми системами со своими правилами и особенностями.


В своей книге «Наблюдая за китайцами. Скрытые правила поведения» известный российский востоковед, специалист в области китайской цивилизации Алексей Маслов пишет: «Доказательством возросшей популярности Китая является огромное количество публикаций об этой стране, университетские курсы, посвященные её культуре, массовое увлечение фэн-шуй, традиционной китайской медициной и китайским чаем. Но, как часто бывает, в реальной жизни мы сталкиваемся совсем с другим Китаем – перспективным, но очень жёстким партнёром и переговорщиком. Всем, кто так или иначе впервые на практике вступает в контакт с Китаем, приходится заново учиться «китайским премудростям» – особому стилю ведения дел в Китае. Сам этот стиль логично обусловлен всем ходом исторического развития Китая и национальным психотипом китайцев. Они могут казаться нам очень рациональными, крайне умными и даже излишне хитрыми, но в любом случае, если мы хотим иметь дело с Китаем в любой области – политике, экономике, образовании, культуре, туризме, – нам придётся с этим стилем считаться, и нужно к этому привыкать. Здесь главное – понять логику типичного китайца».


Одними из таких «премудростей» являются стратагемы − хитроумные планы по достижению военных, гражданских, политических, экономических или личных целей. История появления стратагем уходит корнями в глубокую древность.


Издревле в Китае создавались учебники по воинскому искусству, рассказывающие, как победить армию соперника не столько путём прямого военного превосходства, сколько благодаря разного рода уловкам и обманам. Эти способы, которые принято называть стратагемами или, что более точно, планами (цзи), были описаны во многих трактатах, самым известным из которых стал конечно же «Сунь-цзы бин-фа» – «Искусство войны Сунь-цзы». Менее известными, но не менее важными были «У-цзы бинфа» – «Воинские методы У-цзы», «Саньши лю цзи» – «З6 стратагем» и множество других.


Сформировалась даже целая философско-прикладная школа военных стратегов (бинцзя), утверждавшая, что «война – это путь обмана». Не стоит думать, что школа военных стратегов только тем и занималась, что учила, как обманывать людей, – это были неординарные философы, которые учили сочетать управление, воспитание с культурой и воинственностью. Но они проповедовали для достижения победы использовать путь хитрости, уловок, обманов.


Военное искусство имеет прямое отношение к бизнесу, поскольку хозяйствующие субъекты действуют точно так же, как противоборствующие армии – они преследуют прямо противоположные цели и стремятся к победе, порой ценой крови – собственной или лучше – вражьей.


Во время войны, особенно долгой, никто никогда не принимает в расчёт нравственные нормы, всё сводится к элементарному, животному выживанию. Понятно, что остаться на плаву можно лишь экономя и приумножая собственные ресурсы, заключая выгодные союзы, покоряя слабых, избегая войн с сильными. При этом моральные императивы могут применяться против особ высоко нравственных в корыстных целях. Китайская военная стратегия не приемлет жалости, сострадания и милосердия. Зато запросто позволяет играть на этих чувствах, если они обнаруживаются у собеседника (врага).


Единственный критерий истинности – эффективность. Все остальные, кроме себя любимого, – враги, только некоторые из них желают вам зла явно, а другие держат пакостные мыслишки до времени про себя.


Сегодня многие западные пособия по китайскому бизнесу пытаются рассказать о китайских хитростях современной жизни через призму военной стратегии. В действительности же это нередко лишь запутывает современных западных читателей, ведь никакого механического переноса этих стратагем на современную жизнь просто не существует, да и подавляющее большинство китайских бизнесменов просто никогда этих трудов не читали. Так что не надо думать, что, если вы проштудируете всего Сунь-цзы, вы поймёте, какие приемы против вас будет использовать китаец.


Но само по себе даже современное китайское мышление стратагемно, оно базируется на весьма большом наборе уловок, хитростей, на создании «ложных целей», запутывании противника, которые пришли из глубины веков. Не стоит полагать, что это предназначается только вам – в равной степени это адресуется и каждому соотечественнику. Просто сами китайцы адаптированы к такой манере ведения переговоров, такому типу деловой этики, а вы – нет.


Вот несколько поучительных высказываний – стратагем, чтобы иметь представление о том, что такое стратагемное мышление. В древности каждая стратегия иллюстрировалась историей из жизни известных персонажей, сегодня же за этим стоит характерный способ построения деловых отношений. Сначала – история из древности, описывающая принцип «Пожертвуйте галькой, чтобы забрать нефрит».


Император династии Тан Тайцзун очень хотел заполучить свиток великого мастера каллиграфии Ван Сичжи, который тщательно хранил и оберегал один из монахов, никому его не давая. Хитроумный придворный – министр – взялся за это дело и решил проблему таким путём: он принёс в подарок монаху каллиграфию другого автора и заявил, что это и есть подлинный Ван Сичжи, а свиток монаха объявил поддельным. Монах был так сильно расстроен, что оставил свой свиток без присмотра, и тот достался императору.


Это – история. Но одновременно образец классической китайской тактики поведения на переговорах: китайские бизнесмены нередко устраивают для гостей роскошные приёмы, преподносят дорогие подарки, чтобы затем полностью забрать у них бизнес. А вот некоторые другие принципы.


«Удалите огонь из-под котла» – прежде чем предпринимать любые действия, надо лишить противника ресурсов, узнать все его аргументы и связи.


«Заколоть противника украденным мечом» – использовать кого-то другого, чтобы он сделал за вас всю неприятную или сложную работу.


«Расслабиться и ждать, пока противник истощит свои силы» – дождаться, пока противник (или партнёр по бизнесу) истощит все свои аргументы, выложит на стол все свои козыри, самому же надо оставаться недвижимым и не торопиться предлагать что-то взамен.


«Грабь горящий дом» – воспользоваться сумятицей в делах соперника, чтобы увести у него бизнес.


«Пусть ваш голос слышен на Востоке, а атакуйте с Запада» – запутайте своего противника, не дайте ему понять, где будет нанесён главный удар.


«Создавайте нечто из ничего» – старайтесь сделать вид, что у вас много сил и влияния, хотя при этом всё это может быть чистым блефом.


«Покажите, что направляетесь по одной дороге, в то время как проследуете совсем по другой» – противник до конца так и не должен узнать, какие реальные цели вы преследуете.


«Наблюдайте за пожаром с другого берега реки» – пускай соперники сражаются между собой, вы должны быть сторонним наблюдателем.


«Спрячьте нож в улыбке» – сделайте так, чтоб ваш противник расслабился благодаря вашему гостеприимству и дружелюбию.


«Пожертвуйте сливой ради персика» – всегда уступайте в малом, чтобы получить значительно больше.


«Украдите козу прямо на ходу» – воспользуйтесь непрофессионализмом вашего оппонента, чтобы отобрать у него добычу.


Таких стратагем – несколько десятков, вряд ли все они используются в чистом виде в деловых отношениях, хотя какое-то представление о некоторых аспектах китайского бизнеса они дают.


Знание древних стратагем, составление хитроумных планов стало в Китае традицией, причем не только традицией политической жизни, касающейся дипломатии или войны. Со временем продуманный во всех деталях обычный бытовой план сравнивали с классическим наследием великих стратегов. В известном средневековом романе «Цветы сливы в золотой вазе, или Цзинь, Пин, Мэй» старуха сводня Ван, устраивая герою любовное свидание, хвастает, что у неё есть план, состоящий из десяти пунктов, который по своим достоинствам не уступает планам самого Сунь-цзы.


Умение составлять стратагемы свидетельствовало о способностях человека, наличие плана вселяло в исполнителей уверенность в успехе любого дела. Поэтому на всех уровнях в Китае привыкли с должным уважением относиться к стратегии и вырабатываемым стратегами планам. От важнейших политических проблем до игры в китайские облавные шашки «вэйци» – всюду шло состязание в составлении и реализации стратагем. Появился даже специальный термин – чжидоу, – обозначавший такую состязательность.


Стратагемность стала чертой национального характера, особенностью национальной психологии. Но это не означает, что китайцы – это нация ловких интриганов, хитрецов и обманщиков. Нет. Это народ, в первую очередь умеющий стратегически мыслить, составлять долгосрочные планы как на государственном, так и на личностном уровне, умеющий просчитывать ситуацию на достаточное количество ходов вперёд и употребляющий стратагемные ловушки для достижения успеха.


Основы стратегемного мышления закладываются с самого детства. Каждый китаец с раннего детства знает Сунь Укуна – царя обезьян, героя средневекового романа с буддистским окрасом – «Путешествие на Запад». Для маленьких китайцев эта обезьяна – что-то вроде Чебурашки и Винни-Пуха в одном лице (в смысле – милый, родной, знакомый). Про Сунь Укуна бытует огромное количество сказочных историй, воплощённых в текстах и комиксах, но все они повествуют о сверхъестественной хитрости, изворотливости, способности добиваться победы любой ценой. Герой этот исключительно положительный, эдакий китайский «супермэн». Все дети в Китае стремятся ему подражать, в особенности мальчики, из коих потом вырастают политики, бизнесмены и менеджеры, с которыми приходится иметь дело.


Хождение вокруг да около, применение стратегического замысла там, где вопрос гораздо проще решить прямиком, кажется западному сознанию совершенно излишней мерой, тормозящей дела и ведущей к усложнению переговорного и иных процессов. Однако китайское сознание с детства настроено продвигаться обиняками, путями обходными, долгими, поскольку связано такое поведение с необходимостью постоянного сохранения «лица» – своего и всех контактёров.


Если затронуть или даже откровенно пренебречь материальными интересами кого бы то ни было – дело вполне обычное, то достоинство человека для китайца всегда остаётся величиной значительной, незыблемой. Именно по этой причине они так не любят открытых противостояний, и предпочитают ретироваться, нежели вступить в спор, который может привести к «потере лица». А если уж неприятная ситуация возникла, китаец будет стоять на своём до конца, и никакими аргументами и доводами разума его нельзя будет переубедить, поскольку такая уступка для него будет равнозначна утере самого сущностного в себе – драгоценного лица.


При известной сноровке играть в стратегию весьма занимательно, потому, что по характеру каждая сделка с китайским партнёром напоминает игру в покер на большие деньги. Не надо сильно переживать из-за проигрышей. Это просто «неудачная рука». Нужно просто дождаться новой раздачи.Тимур Куприянов


Редакция портала China-INC.ru, 26.11.2015 г.
Общество / 2553 / Writer / Теги: история, культура / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: