15.11.2015
Китай посылает странам АСЕАН сигнал о том, что он хочет мира и стабильности

Военно-воздушные силы Народно-Освободительной Армии Китая и Королевские военно-воздушные силы Таиланда 12 ноября начали совместные учения Falcon Strike 2015 («Удар Сокола 2015»). Их продолжительность учений составит больше двух недель — они завершатся 30 ноября. Как заявил представитель министерства обороны КНР полковник Шэнь Цзинькэ, целью учений должно стать «углубление практического сотрудничества между Китаем и Таиландом, укрепление взаимного доверия и дружбы». Учения на самом деле являются этапным событием в истории военного сотрудничества двух стран, поскольку впервые в них принимают участие ВВС двух стран. А сам факт их проведения стал свидетельством нового подхода Пекина к выстраиванию отношений с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН).


Еще в конце сентября министр обороны КНР Чан Ваньцюань предложил своим коллегам из АСЕАН провести 15−16 октября неформальную встречу в Пекине. Такая встреча назрела давно, учитывая рост китайской активности в спорных водах Южно-Китайского моря, создание там Пекином искусственных островов и строительство на них инфраструктуры, которая может иметь как гражданское, так и военное предназначение. Четыре из десяти стран АСЕАН (Малайзия, Филиппины, Бруней и Вьетнам) прямо вовлечены в территориальный спор с Китаем в этом регионе. Помимо этого, Южно-Китайское море имеет важное стратегическое значение для многих стран — оборот проходящих через него торговых путей составляет около 5 триллионов долларов в год.


Глава оборонного ведомства КНР предложил неформальную встречу с коллегами из АСЕАН тогда, когда, согласно заявлению китайских властей, работы по созданию новых островов уже были завершены, и Пекин фактически предложил обсудить с партнерами из Юго-Восточной Азии новый статус-кво. Главным предложением этой встречи стало проведение совместных учений Китая со странами АСЕАН. И хотя предлагаемые КНР учения вряд ли предусматривали решение именно военных вопросов взаимодействия (основная их тематика — отработка действий при «случайных встречах», совместные поисково-спасательные операции, а также работа в зонах стихийных бедствий), все равно факт проведения таких учений неизбежно способствовал бы укреплению доверия между их участниками и налаживанию между ними хороших рабочих отношений. А значит — объективно способствовал бы смягчению напряженности в регионе и снижению риска случайных конфликтов.


То есть, как указывают эксперты, китайское руководство решило продемонстрировать свое понимание беспокойства стран Юго-Восточной Азии и предпринять некоторые шаги, чтобы снизить градус напряженности. При этом в качестве основного направления взаимодействия были выбраны не отдельные страны региона, а именно АСЕАН — то есть, Пекин, заявлявший ранее, что АСЕАН как организация не должен вмешиваться в вопросы Южно-Китайского моря, в значительной степени изменил свою тактику. Расчет Китая понятен: в этом случае к хору четырех стран, оспаривающих его действия в Южно-Китайском море, прибавились бы альтернативные голоса его союзников в этой региональной организации. Основными «агентами влияния» КНР среди членов АСЕАН всегда называли Камбоджу и Лаос.


Но самым ценным приобретением последнего года в рядах своей группы поддержки среди членов этой региональной организации Китай несомненно считает Таиланд — 67-миллионную страну со второй по величине экономикой региона (после Индонезии), занимающей 25 место в мире по объему ВВП.


Таиланд на протяжении многих десятилетий считался одним из самых близких союзников США в регионе. Больше того, именно с тайской территории взлетали самолеты, наносившие удары по поддерживаемым Китаем коммунистическим повстанцам в соседних странах. Ежегодно проводятся совместные американо-таиландские учения Cope Tiger. Больше того, еще недавно китайско-таиландские маневры казались не только политически немыслимыми, но и технически невозможными, потому что, по мнению экспертов, королевские ВВС практически полностью зависят от США, а Таиланд является крупнейшим покупателем американского оружия среди своих соседей.


Но в 2014 году ситуация в корне изменилась. В мае в Таиланде произошел государственные переворот и к власти пришло военное правительство во главе с генералом Праютом Чан-очей, которое отменило конституцию и начало преследовать своих противников. В результате, как заявил 31 октября этого года в интервью газете Bangkok Post американский посол в Таиланде Глин Дэвис, «законодательство и политика США поставили ограничения на уровни контактов между военными двух стран, но реальная работа происходит среди солдат на земле, и она продолжается». В результате, например, Соединенными Штатами будет сокращен масштаб проводимых с Таиландом следующих ежегодных учений Cobra Gold, история которых отсчитывается с 1982 года, и которые до настоящего времени были крупнейшими регулярными военными учениями в регионе (ранее США, кстати, вообще задумывались об их отмене в 2016 году).


Давление на Таиланд, где, по мнению США, возникли серьезные проблемы с демократией, привели к тому, что правительство Праюта Чан-очи все чаще стало посматривать на Пекин, видя в нем если не альтернативу, но, по крайней мере, балансир для преодоления односторонней военной зависимости от США. Такому сближению с Китаем способствовал и тот факт, что хотя Таиланд расположен совсем рядом с Южно-Китайским морем, в территориальных спорах с Китаем в этом регионе он не участвует. Один из американских аналитиков заметил по этому поводу, что Китай целенаправленно выращивал из Таиланда «посредника» (читай — союзника) для оказания влияния на другие страны АСЕАН. Американские исследователи обращают внимание и на тот факт, что многие жители буддийского Таиланда традиционно воспринимают Китай как старшего члена семьи, который достоин уважения и подражания. По данным Forbes, все 10 самых богатых людей страны в 2014 году являлись этническими китайцами.


То есть, как указывают американские эксперты, союзничество с Пекином, несмотря на опасения, что этот экономический гигант находится от Таиланда слишком близко, в целом не встречает серьезных возражений в тайском обществе.


Таким образом, нынешние учения стали еще одним важным шагом не только в развитии китайско-таиландских двусторонних отношений, но и в постепенном выходе Китая на площадку АСЕАН для решения вопросов Южно-Китайского моря — в том виде, в каком он это решение понимает. При этом обе страны старательно демонстрировали не спонтанность, а четкую последовательность процессов, идущих в этом направлении. Даже название учений — Falcon Strike — перекликается с предыдущими китайско-таиландскими опытами взаимодействия вооруженных сил — например, учений на море Blue Strike в 2010 году и армейских учений Strike-2007. По сообщениям таиландской прессы, в учениях Falcon Strike 2015 примут участие 180 китайских офицеров и высококлассных летчиков, а наблюдать за этим будет представительная делегация из Народно-Освободительной Армии Китая. Сообщается также, что в начале ноября, прямо перед учениями, военные летчики двух стран провели в Таиланде совместное авиашоу.


Местом проведения учений станет Корат — та самая военная база, с которой взлетали американские самолеты для бомбардировок «прокоммунистических» Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Она расположена в 250 километрах к северо-востоку от Бангкока, и первоначальная цель, согласно которой на этой базе в начале 1960-х годов появились американцы, были опасения по поводу возможного «коммунистического вторжения» (например, из Лаоса, где шла гражданская война), или инспирированного коммунистами восстания в самом Таиланде. В этот период на базе Корат были размещены 4,5 тысячи американских военнослужащих. Иронией истории является тот факт, что сегодня члены Компартии Китая, к тому же при погонах, без боя высаживаются на этой базе, когда-то бывшей форпостом США для защиты региона от «коммунистической угрозы».


Китайские эксперты говорят об этих учениях как о «сигнале для стран АСЕАН о том, что Китай стремится сохранить в регионе мир и стабильность». Они увязывают их с общими целями и задачами Китая в регионе, касающимися прежде всего реализации концепции председателя КНР Си Цзиньпина «Один пояс, один путь» (кстати, впервые выдвинутой им два года назад во время выступления в Индонезии — одной из стран АСЕАН). Среди американских исследователей есть на этот счет две точки зрения. Согласно первой, сотрудничество КНР и Таиланда в военной сфере еще не зашло так далеко, чтобы США нужно было принимать решительные меры. Таиланд в ближайшие годы все равно будет оставаться крупнейшим покупателем американского оружия, а взаимодействие между военными, пусть и в усеченном виде, сохраняется. По мнению других, у Соединенных Штатов нет внятной позиции по пределам допустимого сотрудничества Китая и Таиланда в военной сфере, а идея Обамы об «азиатской оси» во многом остается пустым звуком. Именно поэтому Соединенные Штаты могут просто «проспать» ситуацию, как это произошло в случае с китайскими островами в Южно-Китайском море, и очнуться от спячки лишь тогда, когда кардинально изменить ситуацию уже будет невозможно.Петр Козьма


Редакция портала China-INC.ru, 15.11.2015 г.
Политика / 537 / Writer / Теги: ВВС, внешняя политика / Рейтинг: 0 / 0
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: