17.11.2015
Кто вы, мистер Си?

В январе 2000 года на всемирный экономический форум в Давосе прибыла представительная российская делегация. Видные политики и бизнесмены планировали основательно укрепить деловые связи и теснее интегрировать Россию в глобальное экономическое сообщество. В составе делегации, разумеется, не было видно неприметной фигуры недавнего директора ФСБ и премьер-министра – прошло лишь несколько недель после сенсационного новогоднего ухода Бориса Ельцина, и политический транзит в стране ревниво требовал безраздельного внимания свеженазначенного «и.о. президента». Тогда и задала журналистка Труди Рубин свой знаменитый вопрос, выразив, в принципе, всеобщее недоумение по поводу личности нового руководителя крупнейшей по территории страны в мире: «Кто такой мистер Путин?». Под дружный смех в зале Анатолий Чубайс и другие члены делегации опускали глаза, так и не дав внятного ответа настойчивой американской журналистке.


Почти 16 лет спустя, думается, такой вопрос не вызвал бы особого замешательства даже в дальнем зарубежье. А уж в Казахстане – где благодаря вездесущим информационщикам-пропагандистам с севера московские политики порой известны больше, чем обитатели астанинских кабинетов – тем более.


Но так ли хорошо мы осведомлены о лидере другого великого соседа? Можем ли мы уверенно сказать, что знаем, кто такой мистер Си?


Си Цзиньпин – шестой по счету руководитель Китайской Народной Республики и первый, родившийся после революции 1949 года. Он возглавляет самую густонаселенную страну на планете, которая уже сегодня считается крупнейшей экономикой мира по одному из важнейших показателей: ВВП по паритету покупательной способности. Лидерство в остальных ключевых измерениях экономики – вопрос времени, причем недолгого.


Человек, которого называют самым жестким правителем со времен Мао Цзэдуна, стоит у руля Коммунистической партии Китая – строго иерархичной организации, насчитывающей 87 миллионов членов – больше, чем все население Германии. Государственный деятель, обросший давними связями с армией и крестьянством. Бескомпромиссный борец с коррупцией и вдохновенный реформатор. Это все он: Генеральный секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Китая, Председатель Центрального Военного Совета КНР товарищ Си Цзиньпин.


Нынешний глава КНР родился в 1953 году в Пекине, однако, по китайской традиции, считается уроженцем уезда Фупин в провинции Шэнси, откуда родом его отец Си Чжунсюнь. Старший Си был влиятельным политиком из первого поколения руководителей КНР, соратником Мао Цзэдуна и зампремьером в его правительстве. Немудрено, что младший Си рос в элитном районе Пекина и считался своим парнем в кругах местной «золотой молодежи».


Но жизнь политика зачастую полна таких петель и зигзагов, что куда уж там горкам – хоть русским, хоть американским. В 9 лет Си Цзиньпин наблюдал, как в разгар внутриполитической борьбы вокруг провальной политики «большого скачка» его отца обвинили в нелояльности и сослали простым рабочим на провинциальную фабрику. В 12 лет он встретил знаменитую «культурную революцию», провожая старшего Си в тюрьму, где тот проведет следующее десятилетие.


Не только в Советском Союзе репрессировались жены и дети «изменников родины», в коммунистическом Китае поборники красного террора с удовольствием прибегали к аналогичным методам. В 14 лет Си едва не казнили красные гвардейцы, «хунвейбины», а к 16 годам вместо планов по поступлению в университет ему приходилось обдумывать планы собственного выживания – сосланный на «трудовое перевоспитание» без жилья и довольствия в родовую провинцию Шэнси избалованный «партийный царевич» перебивался с хлеба на воду.


Один из его биографов, некий Хо Пин пишет: «Си долгое время жил на самом дне. Это дает ему возможность лучше понять трудности современного Китая… В течение почти семи лет его домом была пещера, тонкое одеяло на кирпичах было его кроватью, а ведро было его туалетом». Сам Си Цзиньпин позднее говорил в интервью одному китайскому журналу: «первый год я не мог прилечь ни на минуту и был всё время простужен. В дождь и в грозу я собирал траву, чтобы устроить ночлег, а днём пас скот и таскал тяжести». Описывая тот период своей жизни, он вспоминает борьбу с блохами, собственную неготовность к тяжелому физическому труду («даже женщины были крепче меня») и постоянное одиночество.


Этот этап биографии, тем не менее, дал ему не только бесценный опыт в понимании жизни страны и не только симпатии простого народа. Главной чертой, воспитанной в ссылке, стала несгибаемая твёрдость в принятии решений. Ли Куан Ю, покойный основатель Сингапура, сравнил его с Нельсоном Манделой, отметив, что Си Цзиньпин «обладает феноменальной эмоциональной устойчивостью, не позволяя личным неудачам влиять на свои решения».


Именно твердость и эмоциональная устойчивость позволили юному Си не озлобиться против Коммунистической партии, арестовавшей его отца и уничтожившей его сытое детство, а, проанализировав ситуацию и собственные перспективы, принять решение о строительстве карьеры по партийной линии. Как покажет время, решение было абсолютно верным: его отец, революционер старой закалки и непоколебимых убеждений, на протяжении всей жизни будет перемещаться из тюремной камеры в правительственные кабинеты и обратно, благополучно дожив до 88 летнего возраста. Сам Си Цзиньпин достигнет вершин власти и всемирного признания, упорно двигаясь по карьерному пути партийного функционера.


Упорство и непреклонность, собственно, и стали краеугольными камнями, на которых в дальнейшем выстроится его политическая биография. Какой еще причиной, кроме нечеловеческого упорства, можно объяснить успешное вступление сына репрессированного политика в ряды Коммунистической партии? Однако после 9 (!) отказов, партийные боссы сдались, приняв упрямого Си Цзиньпина в свои ряды.


А в 1975 году он сумел пробиться на факультет химического машиностроения престижного пекинского университета Циньхуа. Примечательно, что, по свидетельствам очевидцев, сроднившиеся со столичным юнцом за время ссылки крестьяне толпой провожали новоиспеченного студента на поезд до Пекина, пройдя пешком до ближайшего вокзала около 60 ли (примерно 30 км). Тема государственной поддержки крестьянства на многие годы станет одним из основополагающих стержней политики Си Цзиньпина, лишний раз подчеркнув – у него хорошая память, и он умеет быть благодарным.


Вскоре умер «великий кормчий» и в жизни Си, как и в жизни страны, наступила оттепель. Отец вышел из тюрьмы и вернулся в политику, а его соратник и бывший подчиненный Гэн Бяо стал министром обороны. К нему и пошел работать наш герой после окончания университета в 1979 году. За три года работы секретарем главы оборонного ведомства Си обрел вторую опору своей будущей политической карьеры – он сроднился с армией, не только укрепив завидную сеть связей с генералитетом и влиятельными бюрократами, но и пропитавшись самим духом военного братства и военной дисциплины. По словам руководителя американо-китайского политического фонда Чи Ванга, «по сей день военные считают Си членом семьи, одного с ними круга», и таким расположением армии не пользовались ни Цзян Цзэминь, ни Ху Цзиньтао.


На начало 80-х приходится женитьба Си на дочери китайского посла в Лондоне Кэ Сяомин. Довольно быстро выяснилось, что юношеская влюбленность была ошибкой – стремление гламурной Кэ к светскости и красивой жизни не могло не пойти вразрез с самоотречением Си в угоду карьере и политическим амбициям. После периода непрекращающихся ссор и размолвок супруги разошлись, и первая жена будущего лидера КНР переехала на постоянное место жительства в британскую столицу.


В 1982 году, незадолго до собственного тридцатилетия, Си Цзиньпин делает решительный шаг – вместо продолжения карьеры в столице, под крылом высоких покровителей и вернувшего былое влияние отца, молодой политик отпрашивается на работу «на земле» и уезжает на должность заместителя партийного секретаря в уезде Чжэндин небогатой провинции Хэбэй. Для сравнения: это как если бы сегодня отпрыск видного чиновника оставил хлебное место при руководстве министерства в Астане ради заштатной должности в акимате Аркалыка. Но вновь Си оказывается прав. Три года в Чжэндине не только укрепили его ореол «простоты» и «близости к народу», но и дали ему важный практический опыт решения реальных проблем, попутно отточив его политические навыки. Си носил военную униформу и учился, как он рассказывал в более поздних интервью, «бить кулаком по столу», добиваясь исполнения своих решений. Он экспериментировал с рыночной экономикой, позволяя крестьянам больше заниматься скотоводством для собственных нужд, сдавая меньше зерна государству, и строил местную телевизионную студию по описаниям из популярных романов. Он укреплял связи с армией, расширяя медицинское обеспечение для военных и отдав свой новенький служебный автомобиль местному обществу ветеранов взамен на старую развалюху из их гаража.


Региональные успехи Си Цзиньпина не остались незамеченными: в 1985 году он получил перспективное назначение в более богатую провинцию Фуцзянь в качестве вице-мэра городского округа Сямэнь. Фуцзянь отделена от мятежного Тайваня лишь узкой полоской пролива и, несмотря на «политику одного Китая» и застарелые политические разногласия, через специальную экономическую зону в этой провинции идет мощный поток товарооборота и инвестиций. Си провел в Фуцзяни более 17 лет, пройдя путь от вице-мэра города до губернатора всего региона. При непосредственном участии Си Цзиньпина, для привлечения инвесторов сменившего военный мундир на цивильные костюмы, торгово-экономические связи провинции Фуцзянь с Тайванем значительно укрепились, что сыграло на развитие образа «крепкого хозяйственника», способного повысить благосостояние любой подведомственной ему территории.


Здесь же продолжала крепнуть его слава борца с коррупцией, неподверженного взяточничеству и разложению. В 2000 году разгорелся громкий скандал вокруг группы компаний Юаньхуа, которая, как выяснилось, годами ввозила через специальную экономическую зону Фуцзяни контрабандную нефть, автомобили и сигареты. Экономический ущерб государству составил более 3.5 миллиардов долларов. Выявленная в провинции сеть коррумпированных служащих и чиновников потрясла воображение общественности, вызвав жесткую реакцию со стороны разъяренного Пекина: более 100 госслужащих были осуждены на солидные сроки тюремного заключения, еще 14 человек – приговорены к смертной казни. Недавно назначенный губернатор Си Цзиньпин был вызван для личного допроса к председателю КНР Цзян Цзэминю. Многие посчитали, что это конец. Но вместо этого допрос обернулся новым началом – очевидно, спецслужбам не удалось обнаружить фактов причастности Си к «делу Юаньхуа», и следующие 3 года он провел на посту главы региональной администрации, продолжая искоренять взяточничество в провинции.


На фуцзяньский период биографии Си приходится самое значительное событие в его личной жизни. В 1986 году он знакомится с 24-летней Пэн Лиюань оперной суперзвездой и исполнительницей фольклорных песен, не сходившей с экранов телевизоров. Однако у сурового провинциального политика, как оказалось, телевидение было не в чести. «Вы поете? А какие песни?» - спросил он у своей будущей жены, чем, как она вспоминала в интервью 20 лет спустя, вызвал у нее резкую неприязнь и раздражение. Ей в целом, на первый взгляд, не понравился этот серьезный мужчина, «выглядевший гораздо старше своих 33-х лет». Однако Си позднее расскажет, что ему хватило сорока минут знакомства с Пэн, чтобы решить, что он непременно сделает ей предложение. На протяжении всей жизни Си Цзиньпин неоднократно доказывал, что он умеет принимать решения и добиваться их исполнения. В 1987 году состоялась его свадьба с Пэн Лиюань, удивившая многих: любимица нации, звезда военно-патриотической песни, позднее получившая почетное звание генерал-майора Народно-освободительной армии Китая, вышла замуж за серого и незаметного чиновника из областной администрации. Такой вот мезальянс… Впоследствии, когда стало понятно, что звезда Си восходит на большой политический небосклон, Пэн Лиюань пришлось сначала сократить, а затем и вовсе отказаться от концертных выступлений, сменив артистические наряды на строгие брючные костюмы и разочаровав миллионы поклонников.


В 2002 году Си переводят в провинцию Чжэцзян, где он последовательно занимает посты секретаря партийного комитета, и.о. губернатора и председателя Постоянного комитета Собрания народных представителей провинции. Здесь цветет и крепнет его слава деятельного реформатора: Си привычно занимается всем – от крупных инфраструктурных проектов до закупа более экономичных машин для провинциального таксопарка. «Экономика на базе частной собственности стала экзотическим цветком в саду китайского социализма», - говорил он тогда с истинно восточной витиеватостью. Не менее привычно он отмечается и жесткими бескомпромиссными действиями в отношении местных взяточников и коррупционеров.


Однако по-настоящему имя Си Цзиньпина становится узнаваемым в 2007 году, когда его в пожарном порядке перебрасывают из Чжэцзяна в Шанхай. Там бурлило и кипело «пенсионное дело» - шумный коррупционный скандал с растратой средств местного пенсионного фонда, в который оказались втянуты приближенные бывшего председателя КНР Цзян Цзэминя. Назначенный секретарем парторганизации Шанхая Си взялся за дело решительно, но дипломатично. Едва прибыв на новое место работы, он сразу задал тон общения и стиль поведения, отказавшись от предложенной ему губернаторской виллы и приказав перестроить ее в общежитие для солдат-ветеранов. В итоге общественность была довольна жесткостью и открытостью ведения расследования, растратчики не ушли от ответственности, но при этом удалось обойтись без политического раскола в партии, неизбежного в случае вовлечения в скандал ее бывшего генерального секретаря.


Такая деликатность и тонкость государственного мышления в сочетании с готовностью к решительным действиям были по достоинству оценены верхушкой Компартии: Си Цзиньпина в уже приросшем к нему образе пожарного направляют спасать тонущую в расхищениях и казнокрадстве «стройку века» - подготовку спортивных объектов пекинской Олимпиады-2008. И справился. И вытащил. Не допустил ни одного промаха, сдал объекты в срок и обеспечил качество. А китайские спортсмены впервые в истории заняли первое место в общекомандном зачете, дополнив сияющую политическую корону Си новыми бриллиантами.


Тем не менее, общественность была шокирована, когда еще в процессе подготовки к Олимпиаде, в марте 2008 года Си Цзиньпин был назначен заместителем председателя КНР, а значит – преемником Ху Цзиньтао и будущим главой государства. В Китае очень строго относятся к преемственности во власти и подготовке лидеров страны. Глава «поднебесной империи» в обязательном порядке находится у руля два срока по пять лет и как минимум за несколько лет до завершения своих полномочий согласовывает с Политбюро кандидатуру преемника, который заблаговременно назначается его заместителем. Такой подход обеспечивает своего рода «тест-драйв» на высокой должности для следующего председателя, а также дает ему относительно безопасный опыт управления государством. Причем в эту схему вовлечены не только политические лидеры (председатели) КНР, но и ответственные за экономику (премьер-министры) страны. Так, нынешний премьер Китая Ли Кэцян тоже был назначен заместителем и будущим преемником тогдашнего премьер-министра в 2008 году.


Карьерный прыжок «провинциала» Си через головы признанных политических тяжеловесов вызвал немало вопросов. В Пекине тогда была популярна шутка: «Кто такой Си Цзиньпин? Это муж Пэн Лиюань». Тем не менее, за следующие четыре с половиной года Си удалось доказать, что он будет сильным главой государства. Последовательное укрепление собственных позиций и одновременное размывание власти «коллективного председателя» - Политбюро ЦК КПК – привели к сравнениям с авторитарным стилем Мао Цзэдуна и ясно дали понять, что со временами Ху Цзиньтао, которого за политическую слабость прозвали «женщиной со связанными ногами», бесповоротно покончено. Официально получив верховную власть в 2012 году, Си продолжил крейсерский ход прежним курсом – он обуздал провинциальных губернаторов, сосредоточил в своих руках контроль над национальной безопасностью и внешней политикой, создал и подчинил лично себе ряд могущественных комитетов и последовательно зачистил политическое пространство от любых признаков инакомыслия. Вполне ожидаемая «фишка» правления Си – повальная антикоррупционная кампания, ведущаяся на всех уровнях: от влиятельных «тигров» до мелкобюрократических «мух» - не только привела в суд более сотни тысяч чиновников-казнокрадов, но и аккуратно устранила политических противников нового председателя. Наблюдатели в стране и за рубежом поговаривают о новом культе личности, отмечая, что со времен «дедушки Мао» ни один глава КНР так не доминировал в медийно-публичном пространстве.


Вместе с тем, можно полагать, что упорному и патриотичному Си власть нужна в качестве инструмента для достижения вполне конкретных целей. Вскоре после прихода на высший руководящий пост он обозначил свой приоритет – «китайская мечта» и «великое возрождение китайской нации», основанные на базовых принципах «китайского пути», «китайского духа» и «китайской силы». На фоне снижающейся эффективности китайской экономики и отложенного эффекта от проводимых Си либеральных рыночных реформ «идеология мечты» призвана стимулировать мотивацию населения в условиях ухудшающегося уровня жизни. А лозунг «всестороннего углубления и ускорения» структурных изменений и достижения уровня «малой зажиточности» китайского народа к 2020 году – дать соотечественникам простое и понятное объяснение цели к которой стремится их лидер. Отметим, что ранее задача достижения «малой зажиточности» была намечена на 2030 год, однако Си волевым решением перенес ее на десятилетие раньше, включив в зону своей ответственности, ведь в 2020 году он еще должен быть у власти.


По неофициальным данным, несмотря на ухудшение экономических показателей, население по-прежнему активно поддерживает Си за счет успехов на двух других фронтах. Речь идет о борьбе с коррупцией и внешней политике.


В области внешней политики главный девиз китайских правителей со времен Дэна Сяопина можно было бы выразить как: «скрывай свою силу, жди нужного момента». Однако Си Цзиньпин ждать явно не расположен – в своих речах он все чаще говорит о проявлении мирового центра силы в Пекине как о состоявшемся факте. Во время своего прошлогоднего выступления в Париже Си вспомнил высказывание Наполеона, назвавшего Китай «спящим львом», и провозгласил, что «лев проснулся». «Но это мирный, приятный и цивилизованный лев», - поспешил заверить слушателей председатель КНР.


Си гораздо жестче прежних председателей подходит к отстаиванию национальных интересов Китая в воздушном, морском и наземном пространстве – он не уклоняется от геополитического противостояния с любым соперником и по любому поводу, будь то спорные острова, нефтяные вышки или морские маневры. Вместе с тем, новый глава «поднебесной» - прагматик до мозга костей, способный взвешенно и дипломатично находить и принимать взаимовыгодные решения.


Свой первый зарубежный визит Си совершил в Россию, с Бараком Обамой он провел уже пять полноценных встреч, а в Казахстане – впервые в истории своей страны – открыто рассказал о китайской внешнеполитической стратегии в Центральной Азии. Си Цзиньпин доказал, что умеет выстраивать отношения с ближними и дальними соседями, уважая чужие интересы и требуя уважения к своим. С «проснувшимся львом» можно иметь дело. Главное – не забывать, что это все-таки лев, и не ждать от него кротости ягненка.Жанболат Усенов


Редакция портала China-INC.ru, 17.11.2015 г.
Политика / 1114 / Writer / Теги: си цзиньпин, политика / Рейтинг: 5 / 1
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: