24.02.2015
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ КИТАЯ И РОССИИ

Сегодня мы отмечаем продол­жающийся процесс транс­формации всех сфер соци­ального развития России и Китая. Реформирование экономики также должно соответствовать новым потребностям общества. В этой связи возрастают требования к профессио­нальной подготовке специалистов, занятых в системе государственной службы, модернизация которой тре­бует учета как кардинально меняю­щихся социально-экономических условий развития, так долгосрочных интересов государства.


Процесс реформирования системы государственного управления начался в Китайской Народной Республике и Российской Федерации в 90-х гг. ХХ в. и продолжается по сей день. Он харак­теризуется как некоторыми общими принципами функционирования, так и существенными различиями. Сегодня Китай активно сотрудничает с Россией, развивая стратегические партнерские отношения в самых раз­ных сферах. Несмотря на то, что госу­дарственное развитие Китая и России происходит разнонаправленно (новая российская государственность после 1991 г. строилась на отрицании совет­ского социализма, в то время как реформы в КНР нацелены не на отрицание, а на развитие социализма с китайской спецификой), методы реализации и тактические способы совершенствования системы госу­дарственной политики и управления во многих отношениях совпадают, что обусловлено воздействием глобали­зации, развитием новых технологий управления и информационной рево­люцией. Все это объясняет интерес к сравнительному анализу современ­ных систем государственной службы Китая и России как важнейшему инструменту осуществления госу­дарственной политики.


Кроме того, что касается Китая, меры реформирования государст­венной службы, используемые прави­тельством КНР, представляют науч­ный и практический интерес для раз­личных направлений сотрудничества Китая и России.


Прежде всего, отметим, что постре- формационный кризис переживается Россией и Китаем в различном идео­логическом климате. Если Китай, несмотря на всю радикальность эко­номических преобразований, в целом сохранил марксистскую идеологию, то в России кризис усугубляется тем, что, как выразился известный полито­лог, депутат Государственной думы РФ В. Никонов, «политический класс до сих пор не предложил убедительной и привлекательной концепции "рос- сийскости", не сводимой ни к этниче­скому, ни к имперскому государству, ни к "новой исторической общно­сти"» .


В рамках конституционно-правовой доктрины в Китае и в России государ­ственная служба понимается в двух смыслах - широком и узком. В широ­ком смысле государственная служба рассматривается как инструмент обе­спечения эффективности государ­ственного управления (когда речь идет о структурных преобразованиях орга­нов государственного управления). В узком смысле служба понимается как деятельность, работа людей, состоящих на службе, направленная на реализа­цию функций государства и решение стоящих перед ним задач (при таком понимании возникают принципиально иные частные вопросы относительно служебной деятельности - кадровое обеспечение службы, вопросы посту­пления и прохождения службы и т.п.)


В целом, государственную службу можно определить как институт про­фессиональной служебной деятель­ности чиновников на должностях го­сударственной гражданской службы [Василенко 2012: 158-159]. При этом государственный служащий является не просто исполнителем указаний сверху, а выступает активным участ­ником реализации функций государ­ства.


В Китае существует сильная государ­ственная бюрократия, которая, как и в России, имеет широкие полномочия в своей деятельности и традиции кор­поративного поведения.
Проблема современной системы го­сударственной службы в обеих стра­нах заключается в том, что Китай, как и Россия, имеет в своей культуре уко­рененные традиции патримониаль­ной бюрократии, основные класси­фикационные признаки которой, по М. Веберу, - это личная зависимость и личная преданность чиновников вышестоящему начальству (особенно если работа получена подчиненным из рук самого начальника), размытость функций, формально нерегламентированный характер деятельности кадров, их низкий профессионализм.


Так, в современном государствен­ном механизме РФ существуют две проблемы. Первая - обеспечить вер­тикаль власти (как политической, так и административной) с целью обрете­ния центром опоры на всех уровнях и условий беспрепятственного прохож­дения идущей сверху политической воли. В настоящий момент российская власть идет по пути опоры на модель отношений «патрон - клиент», вклю­чающих в себя родственные и друже­ские связи так называемых «верных людей», а также разнообразные формы зависимости, в т.ч. и наличие компро­мата. Вторая проблема - это целепо- лагание власти: мало простроить вер­тикаль власти, необходимо решить, куда направить ее действия, причем так, чтобы это направление нашло поддержку на всех уровнях этой вер­тикали.


В качестве позитивных изменений в политико-правовом статусе государ­ственных служащих в России пред­ставляется важным выделить то, что чиновники, начиная с 2013 г., обязаны декларировать не только свои доходы, но и расходы. Впервые чиновникам не только придется давать отчет о зарубежных счетах и недвижимости, но и запрещается иметь заграничные счета.


В свою очередь, в КНР ряд поли­тических изменений, происшедших в конце 2012 г., также стал нача­лом очередного этапа модерниза­ции социально-политической жизни Китая. С 8 по 15 ноября 2012 г. в Пекине прошел 18-й Всекитайский съезд Коммунистической партии Китая (КПК), на котором произо­шла смена руководства Центрального комитета (ЦК) КПК.


Следует отметить, что термин «китайская мечта», который начал использовать в своих выступлениях Си Цзиньпин после избрания его на пост Генерального секретаря ЦК КПК, сейчас фактически получил статус главной официальной идеологемы.


В соответствии с традицией китайской философии строитель­ство «китайской мечты», согласно Си Цзиньпину, - это возрождение национальной идеи (как известно, китайские идеологи, когда говорят о будущем, всегда смотрят в прошлое). При этом сама концепция ориенти­рована на всеобщую консолидацию нации вокруг КПК с целью дости­жения великой идеи, и этим «китай­ская мечта» существенно отличается от предыдущей концепции «строи­тельства гармоничного общества» Ху Цзиньтао.


В контексте современных методов борьбы с коррупцией в Китае отметим, что 26 марта 2013 г. премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на заседании Госсовета, посвященном борьбе с коррупцией, заявил, что Китай увеличит усилия по борьбе с коррупцией путем усовер­шенствования механизма управления властью и осуществления контроля за денежными средствами правитель­ственных чиновников, отметив, что правительство должно сосредоточить внимание на создании инновационно ориентированного и неподкупного правительства, которое осуществляет управление на основе законов.


25 июня 2013 г. на заседании Политбюро ЦК КПК руководство Китая заявило о намерении полно­стью искоренить распространенную среди членов КПК2 практику исполь­зования знакомств и связей для полу­чения официальных постов и повы­шений по службе.


Новое руководство КНР, возглавляе­мое Си Цзиньпином, проводит актив­ное реформирование государственной службы для борьбы с бюрократизмом и излишествами (представительскими тратами) среди чиновников.


Новым руководством ликвиди­рованы 82 полномочия ряда мини­стерств, включая влиятельную Национальную комиссию по раз­витию и реформам (NDRC)3, мини­стерство защиты окружающей среды, другие министерства центрального подчинения, в стремлении сокра­тить канцелярщину и не допускать «микроуправления».


Правящая Коммунистическая пар­тия пообещала либерализовать рынок посредством упрощения администра­тивной системы и максимального ограничения вмешательства цен­трального правительства в микроэко­номические вопросы.


Из вышесказанного следует, что, вероятно, в Китае с марта 2014 г. откроется путь для давно ожидаемой реструктуризации госорганов, резуль­татом чего может стать создание новых «суперминистерств» энергетики и защиты окружающей среды, а также снижение значения NDRC.


По мнению востоковеда В.М. Рыбакова, изучающего тради­ционное китайское право, главный секрет жизнеспособности китайской государственной системы кроется не в каких-то особых законах, а в моби­лизационной идеологии - той, кото­рую выработали и сформировали века китайской истории.
Для России, так же как и для Китая, была актуальна во все времена кадровая проблема государственной службы, особенно остро проявляю­щаяся при переходе государственного аппарата к инновационным формам и методам управления.


На 3-м Пленуме ЦК КПК 18-го созыва говорилось о «совершенство­вании и развитии системы социализма с китайской спецификой, продвиже­нии модернизации системы государ­ственного управления и управленче­ских способностей», и было принято
3 NDRC - огромное суперминистерство с мас­штабным кругом обязанностей - от проблем уменьшения парникового эффекта до определе­ния цен на электроэнергию.


Постановление ЦК КПК по некото­рым важным вопросам всестороннего углубления реформ, в котором было предусмотрено: ускорение трансформации функций правительства: создание правительства, ориентированного на оказание услуг, опирающегося в своей деятельности на соблюдение законо­дательства;
усиление контроля за испол­нением властных полномочий: совер­шенствование системы наказаний и профилактики коррупции.


Однако подобный сервисный под­ход, ориентированный на оказание услуг в системе государственного управления, требует и формирования соответствующей сервисной правовой культуры государственного и муници­пального бюрократического аппарата, основанной на изменении правовой психологии и идеологии госслужа­щих.


По итогам пленума, проходившего за закрытыми дверями, был принят документ, в котором перечислены 60 задач, которые должны быть реализо­ваны до 2020 г.


Также ЦК КПК опубликовал два документа, регулирующих процесс формирования внутрипартийных пра­вил и норм. Один документ прописы­вает полномочия партийных органов в разработке, утверждении, обнародова­нии, корректировке и отмене партий­ных нормативных документов. Второй документ определяет основные прин­ципы, касающиеся регистрации, про­верки, корректировки или отмены такого рода документов.


Председатель КНР Си Цзиньпин на заседании, посвященном вопросам работы кадров в канун 92-й годов­щины образования КПК, заявил, что оценка работы чиновников не будет зависеть просто от их успехов в повы­шении экономических показателей, КПК должна принять более уни­версальные критерии оценки своих кадровых работников, не допуская ослабления внутрипартийного руко­водства и правил.


Следует отметить, что в России, в отличие от Китая, существует про­блема «кадрового голода». В свою оче­редь, в настоящее время в КНР с при­нятием в 2006 г. закона о государст­венной службе сформирована новая система кадров. Главным ее отличием от существовавшей ранее является переход от всеобщего централизован­ного распределения кадров к зачисле­нию граждан в штаты административ­ных органов путем экзаменационного отбора.


Данный Закон является рамочным и регулирует следующие вопросы:


определение понятий «граждан­ский служащий», «квалификация», «обязательства и права гражданского служащего»;


определение понятия и классифи­кации должностей и рангов;


решение вопроса занятости граж­данских служщих, установление порядка и условий оценки труда граж­данских служащих, найма, назначе­ния и увольнения, продвижения по службе и понижения в должности, награждения и наказания граждан­ских служащих;


принятие решений о подготовке, переподготовке и повышении квали­фикации гражданских служащих, о кадровых перемещениях;


решение вопросов заработной платы и социальной защиты граждан­ского служащего, о порядке отстра­нения от должности, пенсионном обеспечении гражданских служащих, порядке обжалований и ответствен­ности гражданского служащего.


По закону претенденты на долж­ность сдают устные и письменные экзамены, по результатам которых проводится зачисление. Вновь при­нятые на работу госслужащие должны выдержать годичный испытательный срок. При необходимости госслу­жащие могут работать и вне своего учреждения, по совместительству, но за такую работу они не получают воз­награждение.


Председатель КНР Си Цзиньпин: оценка рабо­ты чиновников не будет зависеть от экономических показателей. Приглашения инициируются учреждениями и санкционируются компетентными органами по делам персонала (уровня провинции и выше). Допустимо приглашать слу­жащих на самые важные специаль­ные и на вспомогательные должности. Приглашенные должны подписать с соответствующим учреждением пись­менное соглашение на срок от 1 года до 5 лет. Запрещено приглашать слу­жащих на должности, связанные с го­сударственной тайной.


Следует отметить, что базовые законы КНР о государственной службе совершенно иначе определяют систему государственной службы, чем принято в европейских государствах и в РФ, где деление по категориям служащих проходит не по видам го­сударственной службы, а по роду дея­тельности людей, занимающих долж­ности в административном аппарате. В КНР, напротив, государственной службой является любая деятельность гражданина, заключившего служеб­ный контракт и прошедшего соответ­ствующие экзаменационные испыта­ния, причем это не обязательно может быть деятельность по обеспечению полномочий государства и органов государственной власти. В том числе к службе приравнивается трудовая де­ятельность граждан, осуществляющих ее на государственных предприятиях (в корпорациях).


Сравнивая Россию и Китай, надо отметить, что и ту и другую страну критикуют за несовершенство их социально-политических институ­тов и отличие от западных демокра­тических эталонов в организации государственной службы. Однако обе страны считают целесообразным придерживаться своих национальных культурно-цивилизационных тради­ций, существенно отличающихся от западного евро-американского насле­дия, причем Китай в большей степени, чем Россия, акцентирует внимание на этом различии. КНР сегодня озабо­чена развитием и обновлением ключе­вых национальных идей, и этот поиск привел к возникновению концепций «гармоничного общества» и «суверен­ной демократии», а также стратегии «мягкой силы».


Ключевой частью административ­ной реформы в КНР сегодня явля­ется подход, согласно которому про­ведение экономической и полити­ческой реформы в стране должно использоваться для усиления руко­водства КПК. Достижению этой цели должно служить разделение функ­ций партийных и государственных органов. После вступления в долж­ность в 2013 г. нового председателя КНР Си Цзиньпина, который пред­ложил «заключить полномочия в клетку административной системы», на высоком государственном уровне подчеркивается необходимость совер­шенствования системы администри­рования и государственной службы с целью обеспечения справедливости и формирования «гармоничного обще­ства».


Итак, задача Китая - создать рацио­нальную бюрократию на основе кон­фуцианской традиции и концепции «китайской мечты». Такой консер­вативный в идеологическом плане подход полностью соответствует культурно-политическим традициям страны.


В качестве общих направлений и приоритетов дальнейшего совершен­ствования государственной службы как в Китае, так и в России можно отметить внедрение в систему го­сударственной службы эффектив­ных информационных технологий. Несомненным является тот факт, что создание целостной и эффективной системы государственной службы должно проходить с учетом истори­ческих, культурных, национальных и других особенностей как Китая, так и России. Хао Лун



Редакция портала China-INC.ru, 24.02.2015 г.
Политика / 2483 / DSlavel / Теги: кпк, политика / Рейтинг: 4 / 2
Всего комментариев: 0
avatar
Похожие новости: